syusyura.ru
Официальный сайт пресс-центр генерала Сюсюра «Справедливость»
 

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА на постановление Краснодарского краевого суда о продлении срока содержания под стражей от 07 октября 2010 г.

04.11.2010

В судебную коллегию по уголовным делам  

Верховного Суда РФ

 

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на постановление Краснодарского краевого суда

о продлении срока содержания под стражей от 07 октября 2010 г.

  07 октября 2010 г. Краснодарский краевой суд (судья Климов В.Н.) вынес постановление, которым продлил срок содержания под стражей обвиняемому Сюсюра В.Л. на срок свыше 12 месяцев и отказал в удовлетворении ходатайства о применении в качестве меры пресечения залога.

Полагаю, данное постановление Краснодарского краевого суда является незаконным и подлежит отмене по следующим основаниям:

 

1.      Суд продлил срок содержания под стражей Сюсюра В.Л. свыше 12 месяцев в нарушение требований ч.3 ст. 109 УПК РФ при отсутствии на то исключительных случаев. 

Вывод суда, изложенный в конце 4-й страницы обжалуемого постановления о том, что в соответствии с ч.3 ст. 109 УПК РФ срок содержания под стражей обвиняемого может быть продлен свыше 12 месяцев в отношении лиц обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений в случаях особой сложности уголовного дела – противоречит истинному содержанию ч.3 ст. 109 УПК РФ.

 В действительности в соответствии с ч.3 ст. 109 УПК РФ, срок содержания под стражей свыше 12 месяцев может быть продлен не в случаях особой сложности уголовного дела, а только в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений.

 Причем в ст. 109 УПК РФ законодатель не отождествляет понятия «особая сложность уголовного дела» и «исключительные случаи», так как согласно требованиям ч.2 ст. 109 УПК РФ, особая сложность уголовного дела может быть основанием продления срока содержания под стражей лишь на срок, не превышающий 12 месяцев.

Таким образом, суд необоснованно мотивировал необходимость продления Сюсюра В.Л. срока содержания под стражей свыше 12 месяцев особой сложностью уголовного дела.

В обжалуемом постановлении суд так и не указал, какие обстоятельства для продления Сюсюра В.Л. срока содержания под стражей свыше 12 месяцев были признаны исключительными. Дело в том, что суд таких обстоятельств не установил, ведь таких обстоятельств нет в природе.

С учетом изложенного суд не имел законных основания для продления Сюсюра В.Л. срока содержания под стражей свыше 12 месяцев. 

2.      Суд необоснованно оставил без внимания и не дал оценку доводам защиты о нарушении порядка предъявления обвинения Сюсюра В.Л. и доводам о несоответствии предъявленного обвинения действующему уголовному законодательству на момент продления срока содержания под стражей свыше 12 месяцев. 

Известно, что ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей подлежит рассмотрению в порядке, предусмотренном ст. 108 УПК РФ.

А в соответствии с п. 19 рекомендаций постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 г. № 22, в постановлении о рассмотрении ходатайства в порядке статьи 108 УПК РФ суду следует дать оценку соблюдения порядка привлечения лица в качестве обвиняемого и предъявления ему обвинения, регламентированного главой 23 УПК РФ, а также убедиться в достаточности данных об имевшем место событии преступления и о причастности к нему подозреваемого не входя в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом преступлении.

Говоря о соблюдении порядка привлечения Сюсюра В.Л. в качестве обвиняемого и предъявлении ему обвинения, отмечаем грубое нарушение требований уголовно-процессуального законодательства РФ.

Вывод о вине Сюсюра В.Л. в совершении особо тяжкого преступления суд сделал из   представленного следователем постановления о привлечении Сюсюра В.Л. в качестве обвиняемого.

Хотя, как известно, по смыслу требований ст. 109 УПК РФ обвинение Сюсюра В.Л. в совершении особо тяжкого преступления само по себе не может быть основанием для очередного продления срока содержания под стражей, хочу остановиться на нарушении установленного законом порядка предъявления Сюсюра В.Л. обвинения и на отсутствие достаточных данных о наличии 44 событий инкриминируемой ему контрабанды.                                                                         

В соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 171 УПК РФ в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого должны быть указаны: «описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с пунктами 1-4  части первой статьи 73 настоящего Кодекса».

Как следует из постановления о привлечении Сюсюра В.Л. в качестве обвиняемого от 23.10.2009 г., преступные действия Сюсюра В.Л. состоят в том, что он: 

- получал денежное вознаграждение за покровительство контрабандного канала;

- предупреждал соучастников о проверках правоохранительных органов;

- пресекал правомерные действия должностных лиц транспортной милиции;

- запрещал проведение оперативной работы по выявлению контрабанды. 

Между тем, дав описание вменяемых Сюсюра В.Л. деяний, являющихся по версии следствия преступлением, в нарушение установленного законом порядка следователь не указал в постановлении времени, места, а также иных обстоятельств их совершения.

Из постановления о привлечении Сюсюра В.Л. в качестве обвиняемого от 23.10.2009 г. не возможно установить когда, где и при каких обстоятельствах Сюсюра В.Л. получал денежное вознаграждение за покровительство контрабандного канала, предупреждал соучастников о проверках правоохранительных органов, пресекал правомерные действия должностных лиц транспортной милиции, запрещал проведение оперативной работы по выявлению контрабанды.

Представляется, что не указание в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от 23.10.2009 г. времени, места и иных обстоятельств совершения Сюсюра В.Л. инкриминируемых ему деяний, является прямым нарушением требований п.4 ч.2 ст. 171 УПК РФ о порядке предъявления обвинения.

Нарушение порядка предъявления обвинения должно вести к отказу в удовлетворении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей. 

Кроме того, в настоящий момент есть очень большие сомнения и в наличии событий вменяемых Сюсюра В.Л. эпизодов контрабанды.

Известно, что уже после предъявления Сюсюра В.Л. обвинения произошло изменение законодательства РФ.

Так, в примечании к ст. 169 УК РФ, было изменено понятие «крупного размера» для применения ст. 188 УК РФ.

Данный факт привел к декриминализации эпизодов контрабанды инкриминируемых Сюсюра В.Л., так как согласно ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу.

При рассмотрении ходатайства следователя о продлении Сюсюра В.Л. срока содержания под стражей, защитой Сюсюра В.Л. в суд были представлены доказательства неоднократного заявления следователю ходатайств о приведении обвинения Сюсюра В.Л. в соответствие с требованиями уголовного закона.

Так согласно представленным в суд доказательствам, последнее ходатайство об исключении из обвинения Сюсюра В.Л. декриминализированных новым уголовным законом эпизодов контрабанды было подано следователю 26 июля 2010 г.

Постановлением от 29 июля 2010 г. следователь частично удовлетворяя ходатайство признал, что действительно имеются основания для применения законодательства улучшающего положение обвиняемого Сюсюра В.Л. и постановил удовлетворить ходатайство защиты в интересах Сюсюра В.Л. в части приведения обвинения в соответствии с действующим уголовным законом.

Полагаем, постановлением от 29 июля 2010 г. следователь фактически признал, что имеющееся обвинение, предъявленное Сюсюра 23 октября 2009 г. уже не соответствует действующему уголовному законодательству.

К сожалению, до настоящего времени, не смотря на удовлетворение ходатайства защиты, обвинение Сюсюра В.Л. так и не приведено в соответствие с требованиями уголовного закона. Для продления Сюсюра В.Л. срока содержания под стражей на срок свыше 12 месяцев следствие по-прежнему представило в суд противоречащую действующему уголовному закону и уже очевидно в этой связи не имеющую юридическую силу старую редакцию постановления о привлечении Сюсюра В.Л. в качестве обвиняемого. Суд внимательно выслушав доводы защиты о несоответствии представленного постановления о привлечении Сюсюра В.Л. в качестве обвиняемого действующему уголовному законодательству полностью их проигнорировал и не дал им оценку в обжалуемом постановлении.

Как можно следователю понимая, что продление срока содержания под стражей на срок свыше 12 месяцев осуществляется только в исключительных случаях, не принять ни каких мер для приведения обвинения Сюсюра В.Л. в соответствие с действующим уголовным законом, даже после удовлетворения соответствующего ходатайства? Как можно суду установив, что представленное постановление о привлечении Сюсюра В.Л. качестве обвиняемого не соответствует действующему уголовному законодательству, при установлении тяжести совершенного Сюсюра В.Л. деяния ссылаться на это несоответствующее закону постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Неужели данное обстоятельство можно оставить незамеченным?

В любом случае, если в настоящий момент обвинение Сюсюра В.Л. не соответствует действующему уголовному закону, то у суда не было юридических оснований при продлении срока содержания под стражей ссылаться на тяжесть предъявленного Сюсюра В.Л. обвинения.

 Именно в связи с тем, что в Российском уголовном судопроизводстве на стадии предварительного расследования тяжесть обвинения определяется следователем и судом не контролируется, Европейский Суд по правам человека неоднократно указывал, что тяжесть предъявленного обвинения не может являться законным основанием для продления срока содержания под стражей.

Ведь мера пресечения всегда применяется в отношении лица, вина которого вступившим в законную силу приговором еще не установлена. Ведь мера пресечения – это не уголовное наказание и не может состоять в прямой зависимости от тяжести содеянного обвиняемым. Само по себе избрание и продление меры пресечения – не обязанность, а право органов предварительного расследования и суда. Следовательно, само по себе подозрение либо обвинение лица в совершении преступления – еще не повод к избранию меры пресечения в виде заключения под стражу и последующего продления срока содержания под стражей.

Так например, в решении по делу «Гусев против России» Европейский Суд по правам человека указал:

«российские суды при принятии решений о заключении заявителя под стражу и продлении срока содержания под стражей не рассматривали конкретные факты дела, лишь полагались на тяжесть обвинения. Это основание является недостаточным с точки зрения Суда для того, чтобы содержать заявителя под стражей, тем более что в российской системе тяжесть обвинения определяется прокуратурой и не контролируется судом вплоть до вынесения приговора по делу, что дает обвинению практически неограниченные возможности предопределять судебные решения о содержании обвиняемых под стражей в нарушение ст. 5(3) Конвенции» (см. Жалоба № 67542/01; Решение от 15.05.2008).

С учетом изложенного, ссылка суда на пятой странице обжалуемого постановления на тяжесть предъявленного обвинения в обоснование необходимости продления срока содержания под стражей свыше 12 месяцев является незаконной и не должна была учитываться судом при рассмотрении ходатайства о продлении срока содержания под стражей. 

продолжение...

 

 

 

 

Просмотров (6509)

Отзывы посетителей

Отзывов пока нет

Написать отзыв

Имя*

Город

Текст*


Введите текст с картинки

* - отмеченные поля являются обязательными для заполнения
Сообщение будет опубликовано после проверки его модератором

Все новости