syusyura.ru
Официальный сайт пресс-центр генерала Сюсюра «Справедливость»
 

Генерал-майор милиции Сюсюра В.Л. прокомментировал внимание центральных и региональных СМИ к его письму, опубликованному 20 июля текущего года в "Новой газете", связанному с ролью ФСБ в покровительстве контрабандистам и его аресте.

16.08.2011

                                                 Главному редактору "Новой газеты"

                                                 Муратову Дмитрию Андреевичу 

                                                  Главному редактору газеты «Коммерсантъ»

                                                  Михайлину Михаилу Анатольевичу

                                                   от генерал-майора милиции

                                                   Сюсюра Виктора Леонидовича 

                                     

21-23 июля т.г. на сайтах ряда центральных и региональных газет, в том числе «Коммерсантъ», «Новая газета», «Газета.ру», «Информ полис Бурятия», «Известие» и др. размещена информация об освобождении Председателем Правительства РФ В.В. Путина с должности заместителя главы Федеральной таможенной службы РФ генерал-майора  Никитина Н.Е.  Несмотря на то, что истинные причины отставки Никитина не сообщаются, ряд СМИ уже увязали этот факт с моим незаконным арестом в октябре 2009года, когда Никитин работал начальником УФСБ России по Республике Бурятия. Также отмечено, что якобы Никитин даже был одним из руководителей спецоперации ФСБ по выявлению контрабанды в Министерстве внутренних дел Бурятии. Указанные СМИ также отметили, что Виктор Сюсюра (то есть я) с конца 2010 года открыто обвиняет ФСБ России в том, что она участвовала в фальсификации моего дела и обвиняю представителей МВД и ФСБ в крышевании деятельности компаний предпринимателя  Хассана Муссауи, организовавшего в 2000-2006 годах при поддержке спецслужб поставки контрабанды через Краснодарский край. А отставка господина Никитина из ФТС состоялась накануне якобы начала рассмотрения в суде обвинений предъявленных мне. Также в СМИ указано, что отставка Никитина состоялась после того, как 20 июля в письме в «Новую газету» я конкретизировал свои претензии к ФСБ. Одновременно отмечено, что я всё более активно заявляю о том, что ФСБ принимала участие в фальсификации обвинений в мой адрес. Также мой арест назван самым крупным скандалом федерального уровня.

Как Вы, уважаемые руководители СМИ, журналисты, читатели и пользователи Интернета знаете, я в течение 21 месяца моего незаконного ареста по полностью сфабрикованному в отношению меня обвинению, никогда не касался роли в этом генерал-майора Никитина Н.Е., возглавлявшего с марта 2008 года УФСБ Росси по РБ, когда я работал министром внутренних дел Бурятии. Не делал я этого по разным причинам. В сложившихся условиях, в том числе в связи с широким обсуждением этого вопроса, я обязан отреагировать, сделать уточнения и дать пояснения.

Прежде всего, я выражаю огромную благодарность руководителям СМИ и журналистам, которые после ряда моих обращений, публикаций, предоставленных широкой гласности документов и материалов, разобрались и заняли значительно более объективную и конструктивную позицию при анализе причин и условий контрабандных перевозок, нежели та, которая была сразу  после моего незаконного задержания по заказному в отношению меня уголовному делу.

Особенно я благодарен пользователям Интернета, в том числе и моего сайта «Syusyura.ru», поддержавших меня с первых дней беззакония десятками тысяч посещений и сотнями откликов в мою поддержку, редакции и журналистам газеты «Черноморская здравница» и, конечно же «Новой газеты».

После опубликования в «Новой газете» и на сайте газеты 20 июля т.г. моего письма в редакцию, произошло несколько знаковых событий. Самое главное - частично  восстановлена законность и правосудие по сфальсифицированному уголовному делу №184783. В частности Краснодарский краевой суд отложил кассационное рассмотрение по нашей жалобе на незаконное решение Центрального районного суда г. Сочи от 9 июня т.г. в связи с допущенными ошибками судьей Удовик Н.Н. при ограничении меня в объеме и сроках ознакомления с материалами уголовного дела. Следственный комитет РФ также вынужден был оперативно отреагировать, признав 21 июля т.г. свою ошибку, а точнее умышленное нарушение закона, связанное с запретом мне знакомиться с 899 томами уголовного дела и вернулся к ознакомлению с ними, на чем я настаивал и в суде 3-9 июня с.г. и после наряду с продолжением возобновленных с моим участием с 1 апреля т.г. следственных действий.

Беда только в том, что Следственный комитет поручил исправлять вопиющие нарушения УПК РФ вновь тем же следователям Крамаренко и Воробьеву, которые стояли не только у истоков фальсификации материалов в отношении меня, но несколькими годами раньше по этому же уголовному делу совместно с сотрудниками ФСБ России требовали под пытками, унижениями и издевательствами лжесвидетельские показания против высших руководителей федерального уровня. Об этих фактах было написано ещё в 2007 году. 27 и 28 мая следователь Крамаренко, допрашивая в посольстве России в Сирии Амхаза М. и Муссауи Х., вне всякого сомнения, надиктовал им заранее заготовленную клевету на руководителя ФСО РФ В.В. Золотова, который по их мнению оказывал покровительство контрабанде, используя приближенность к В.В.Путину, на Генерального прокурора России Ю.Я.Чайку, который за 5 миллионов долларов США якобы отпустил 15 машин контрабанды, задержанных МВД РФ в 2005 году и на целый ряд других руководителей федерального и регионального уровня. Я уже неоднократно говорил, что это безусловно клевета, видимо с политико-конъюнктурными целями, так как клевета в мой адрес этими же следователями готовилась позже по  абсолютно аналогичной схеме.

В связи с этим Крамаренко и Воробьев не способны объективно исправлять свои же ошибки, а точнее преступления. Вот и сейчас после опубликования в «Новой газете» 20 июля 2011 года тезисов моего письма, которое полностью опубликовано на сайте газеты и моем сайте «Syusyura.ru»  руководители следственной группы Крамаренко и Воробьев допустили также грубейшие нарушения ст.50 УПК РФ, которые ими были допущены 15 ноября 2010 года, после чего по моим жалобам прокуратура обязала следствие выполнять требования УПК и провести с моим участием обязательные следственные действия, которые были возобновлены с 1 апреля 2011 года. Однако, как и 15 ноября прошлого года, 21 и 25 июля 2011 года для проведения следственных действий вместо моих адвокатов Луганцева К.Н. и Коротченко Ю.Н. в нарушение ч.ч. 1,2 и 3 ст. 50 УПК РФ, несмотря на мои возражения и  требования пригласить одного из моих защитников, оба раза пригласили одного и того же гражданина, назвавшегося Сученко П.Я. и подписали около 30 каких-то протоколов.

Наряду с освобождением от занимаемой должности заместителя руководителя ФТС РФ Никитина Н.Е., безусловно причастного к моему незаконному аресту, уволен и заместитель СУ СКР по Краснодарскому краю Хуаде А.Г., из-за преступной халатности которого я незаконно содержусь под стражей, в связи с чем мною было направлено заявление в адрес Генерального прокурора РФ И Председателя СКР о привлечении Хуаде к уголовной ответственности. К сожалению, произошел и трагический случай. Сразу после опубликования в Новой газете письма о незаконном  привлечении меня к уголовной ответственности, 22 июля т.г. в ДТП погиб прокурор Алексей Бухтояров, который 20 октября 2009 года в Басманном суде поддержал мой необоснованный арест. Я никогда не держал на него зла и выражаю искренние соболезнования родным и близким погибшего.

Истинными грешниками, которых ждет страшный суд, являются лжесвидетели и те, кто склонял их к великому греху и фальсифицирует уголовное дело. В данной ситуации их фамилии не называю, они известны и каждая прозвучит в свое время. В отличие от СМИ я не анализирую взаимосвязь всех этих фактов, а только констатирую их, хотя по моему мнению в данном случае контроль средств массовой информации и высокий интерес общественного мнения оказались выше, значимее и эффективнее ведомственного, судебного и прокурорского надзора и контроля.

СМИ допускают неточность, когда утверждают, что я стал активно говорить о покровительстве контрабандистам со стороны ФСБ России в конце 2010 года. Добившись в апреле 2010 года, после объявления голодовки в СИЗО-5 г. Краснодара (УФСБ), возможности дать полные на тот период показания по существу предъявленного мне обвинения, я не только потребовал от следствия полноты расследования всех обстоятельств контрабандных перевозок в период 2000-2006 годов, не ограничиваясь надуманным следствием и ФСБ периодом 2004-2006 годов с целью скрыть причины и условия контрабанды, но и добивался установления в период следственных действий всех служб и должностных лиц, покровительствовавших контрабандным перевозкам, способствовавших их развитию и не позволивших мне и подчиненной мне транспортной милиции пресечь незаконную коммерческую деятельность Муссауи Х.  ещё в 2001 году.

Частично я уже раскрыл этот вопрос в показаниях, данных мною в апреле-июне 2010 года. С учетом новых обстоятельств, открывшихся в период следствия, я с 26 октября 2010 года пока безуспешно пытаюсь добиться от следствия выполнения ч.1 ст. 173 УПК РФ, в том числе и с целью раскрытия обстоятельств контрабандных перевозок периода 2000-2006 годов, имеющих  в том числе отношение и к вопросам, поднятым СМИ после освобождения от должности зам. руководителя ФТС РФ генерал-майора Никитина Н.Е.

Я уже неоднократно говорил, писал и достоверно знаю, что, во всяком случае, на Кубани покровителями контрабандных перевозок в период 2000-2006 годов были конкретные руководители УФСБ России по Краснодарскому краю. О ведущей роли ФСБ в организации системы контрабандных перевозок в течение всего периода говорят и организаторы контрабандных перевозок, в том числе Муссауи Х. в своих показаниях. Мне о роли ряда руководителей ФСБ в организации и покровительстве контрабанде известно лично и достоверно.

С первого дня своего незаконного задержания учитывая, что инициаторами моего ареста была служба собственной безопасности ФСБ России, я заявлял руководителям этой службы и следователям СКП РФ о том, что для объективного расследования и правильного понимания причин и условий контрабандных перевозок необходимо не просто расследовать весь период 2000-2006 годов, но и в обязательном порядке вернуться к уголовному делу №2031214, возбужденному 19 декабря 2000 года по факту задержания моими подчиненными по моему указанию в аэропорту Краснодар большой партии контрабанды из Сирии, принадлежащей Муссауи Х. Руководителем следственной группы Крамаренко мне было в этом официально отказано, хотя не понимать, что этот факт является ключевым в установлении истины по уголовному делу, он не мог. Не понимать, что  установить истинные причины и условия, должностных лиц, покровительствовавших Муссауи Х. и его пособникам без тщательного изучения факта прекращения уголовного дела 2031214, не могли и в центральных аппаратах ФСБ и СКП РФ.

Повторяю, что сразу после задержания транспортной милицией в аэропорту Краснодар крупной партии контрабанды из Сирии и возбуждения уголовного дела, мои подчиненные и в первую очередь я лично подверглись жесткому давлению со стороны ФСБ и прокуратуры с целью прекращения уголовного дела, возвращения контрабандного товара и прекращение законного преследования контрабандистов.

В 2001 году в связи с задержанием контрабанды Муссауи Х. в аэропорту Краснодар на меня стал оказывать сильнейшее давление начальник Службы экономической безопасности УФСБ России по Краснодарскому краю полковник Донской В.А. Он потребовал от меня  немедленно  прекратить уголовное дело, вернуть товар и запретить без его разрешения или разрешения его подчиненных вмешиваться в международные перевозки. Я категорически возразил начальнику СЭБ УФСБ по КК, объяснив ему, что это не соответствует требованиям закона и я не имею права давать команды следствию по принятию процессуальных решений, а оперативному составу запрещать бороться с преступлениями во внешнеэкономической сфере. Полковнику Донскому это сильно не  понравилось, он заявил мне, что  хозяева задержанного нами в аэропорту Краснодар груза имеют двойное гражданство, являются доверенными лицами ФСБ России и выполняют задачи на территории страны и за рубежом. Донской также в грубой форме заявил мне, что о моем нежелании «идти навстречу»  ФСБ он доложит в центральный аппарат и у меня будут неприятности. Вскоре после того как я не пошел на незаконную сделку с руководством СЭБ УФСБ России  по Краснодарскому краю, уголовное дело № 2031214 от 19 декабря 2000 года было изъято прокуратурой в следствии Краснодарского линейного УВД на транспорте и передано в Краснодарскую таможню. В течение нескольких месяцев, насколько я помню, статья по контрабанде была переквалифицирована на неуплату таможенных платежей, а затем контрабандисты были полностью освобождены от  уголовной ответственности и продолжили развитие контрабандных перевозок, тщательно скрывая это от меня, при поддержке ряда руководителей ФСБ, имена которых в том числе указывают Муссауи Х., Амхаз М., Амхаз Х. и другие в своих показаниях, а также моих подчиненных (Симаков, Гулидов, Павловский, Корж, Архипов), связанных с руководителями ФСБ, покровительствовавшими контрабандистам и укрывавшими от меня контрабандные перевозки.  В очередной раз указываю на то, чего не замечать следствие не имеет права! В своих показаниях от 28 мая 2008 года организатор контрабандных перевозок Муссауи Х. прямо говорит о том, что после ужесточения таможенного контроля в аэропорту Краснодар он вынужден был уйти в аэропорты Сочи и Майкоп, милиция которых мне в тот период ещё не подчинялась, заявив при этом, что  в этих аэропортах он мог договориться со всеми правоохранительными органами. Тем самым основной организатор контрабанды лично и прямо доказывает, что я был единственным руководителем правоохранительных органов, с кем он не мог договориться. Следствие, при условии объективного расследования, не могло не обратить внимания и на тот факт, что согласно материалов уголовного дела, в том числе официальных справок ФСБ и ФТС России уже через два месяца после моего назначения в Бурятию, Муссауи Х. вновь вернулся  со своей контрабандой в аэропорт Краснодар, самый удобный для него в транспортном отношении. Этот факт является очередным доказательством того, что только я был сдерживающим фактором для развития контрабандных перевозок.

Давление на меня со стороны  УФСБ по Краснодарскому краю с целью препятствия активной работы транспортной милиции по борьбе с преступлениями во внешнеэкономической сфере продолжалось весь период моей работы в должности начальника транспортной милиции на Кубани. Полковник ФСБ Донской В.А. весь период его работы в должности руководителя СЭБ УФСБ России по Краснодарскому краю угрожал мне, что если без его санкции транспортная милиция позволит вмешаться в международные перевозки, то лично мною займется центральный аппарат ФСБ России и наряду с другими проблемами я никогда не получу на Кубани генеральское звание. Несмотря на то, что в течение более чем четырех с половиной лет АЧ УВДТ было лучшим среди 20 УВДТ МВД России, а я имел целый ряд поощрений без единого взыскания, генеральское звание мне действительно, как и угрожал Донской, не присваивалось без объяснения причин.

Для меня и моего руководства в ДОПТ МВД России секрета в причинах этой неправомерной несправедливости не было. Эта причина была очевидной – задержание по моей команде контрабанды Муссауи Х. и моя несговорчивость с его покровителями из УФСБ России. Эта проблема была известна и руководителям Краснодарского края и МВД России.

Справедливости ради отмечу, что находящийся сейчас в розыске по этой  контрабанде заместитель Донского, полковник Молибога А.В. никогда не обращался ко мне с какими-либо противоправными требованиями и даже просьбами, а напротив подсказывал и советовал, как снять напряженные отношения с Донским и получить звание генерал-майора на Кубани. Другое дело, что эти советы не всегда были для меня приемлемы.

Для того, чтобы снять проблему неправомерного поведения и требований ряда руководителей УФСБ России по Краснодарскому краю, я обращался с просьбой к заместителю руководителя департамента по взаимодействию с правоохранительными органами Администрации Краснодарского края Миляеву В.А.   Владимир Александрович Миляев вникал в эту проблему, мешавшую нормальной работе правоохранительной системы края, докладывал руководству края и обсуждал выход из сложившейся ситуации с руководством МВД России.

Об этой проблеме я докладывал и начальнику ДОПТ МВД России генерал-лейтенанту милиции Захаренкову В.В.   Начальник ДОПТ также пытался решить эту проблему как мог. Он докладывал первому заместителю министра генерал-полковнику Чекалину А.А. и лично Министру Нургалиеву Р.Г. Мне точно известно, что в конце 2005 года он разговаривал по этой проблеме с начальником УФСБ по Краснодарскому краю генерал- лейтенантом Молчановым В.В. Также мне известно, что В.В. Молчанов вник в причины, по которым служба СЭБ УФСБ, покровительствовавшая контрабандистам, давала мне отрицательные характеристики, и тормозила присвоение мне генеральского звания и дал в МВД России положительное заключение и отзыв о моей роли в борьбе с преступностью на объектах транспорта Кубани. Об  этом мне сообщил начальник ДОПТ МВД России и настаивал, чтобы я остался работать в должности начальника АЧ УВДТ на транспорте. Однако учитывая, что в середине 2005 года министром внутренних дел России Нургалиевым Р.Г. через генерал-лейтенанта милиции Захаренкова В.В. мне было предложено перейти на работу в другой регион с целью получения генеральского звания, и я дал согласие, решение менять не стал. При этом подчеркиваю, что министр предложил мне перейти на работу в другой регион, мотивируя это предложение именно необходимостью присвоения мне генеральского звания, которое, по мнению Нургалиева Р.Г. я заслужил.

И если лично к начальнику УФСБ России по КК в тот период генерал-лейтенанту Молчанову В.В. у меня нет претензий, то к его заместителю и одновременно начальнику службы УФСБ по г. Сочи Ожгихину П.Г.  имеются серьезные вопросы, на которые следствие обязано было ответить. В частности, как возможно, что в особо режимном аэропорту, каким является аэропорт Сочи и где в постоянном режиме проводились литерные мероприятия, связанные с обеспечением безопасности руководителей государства, в условиях особого внимания к предупреждению террористических угроз со стороны Северного Кавказа и Грузино-Абхазского конфликта, в течение нескольких лет и в особо интенсивном режиме в 2006 году, бесконтрольно приземлялись и разгружались самолеты из Арабских стран. Чтобы служба УФСБ, подчиненная в г. Сочи П.Ожгихину не знала об этих фактах, представить невозможно. Это равносильно отрицанию факта существования ФСБ в Сочи и в Краснодарском крае. У меня  нет ни малейшего сомнения в том, что Ожгихин и его подчиненные были в деталях осведомлены о схеме контрабандных перевозок в аэропорту Сочи, в том числе совместно с начальником Сочинского ЛУВДТ Симаковым укрывали эту информацию от руководства АЧ УВДТ и в период, когда управлением руководил  я и позже в 2006 году, когда я уже возглавлял МВД Бурятии. Ведь неспроста, не добившись от меня лояльного отношения к бизнесу Муссауи Х., руководители СЭБ УФСБ  России по Краснодарскому краю обратились ко мне с просьбой, чтобы взаимодействие в выявлении внешнеэкономических преступлений с ними по Краснодару осуществлял начальник БЭП Корж Н.М., а по Сочи это взаимодействие со службой УФСБ обеспечивал Симаков Н.Н.

При этом необходимо знать и понимать, что  по аэропорту Сочи транспортная милиция  в зоны пограничного  и таможенного контроля, согласно закона, не имела даже доступа, а контрабанда является оконченным преступлением уже с момента пересечения таможенной границы. На военном аэродроме Майкоп (Ханская), транспортная милиция и вовсе не имела каких-либо полномочий, так как  военные аэродромы не обслуживает. В отличие  от сотрудников АЧ УВДТ, сотрудники ФСБ имели и доступ на эти объекты, и необходимые полномочия для пресечения контрабандных перевозок.

Следствие при объективном расследовании не имело права обойти известный им факт того, что руководители СЭБ УФСБ России по КК неоднократно пытались ввести мне в доверие предпринимателя, который как стало известно из материалов уголовного дела, имел отношение к контрабанде. При этом следствием не дано должной оценки и тому факту, что  начальник СЭБ УФСБ России по Краснодарскому краю Донской В.А. в сентябре 2005 года разбился в одной машине с лицом, которое контрабандисты называют ответственным за налаживание связей с правоохранительными органами.

Следствие не только не расследовало, но и уклонилось от установления причин, по которым я, будучи единственным руководителем правоохранительных органов, по личному указанию которого была задержана контрабанда Муссауи Х. и возбуждено уголовное дело, а затем в течение пяти лет я не позволял Муссауи Х.  вернуть контрабанду в аэропорт Краснодар, был вынужден под давлением УФСБ России перейти на работу в другой регион.

Я уверен, что назначенный в марте 2008 года начальник УФСБ России по РБ Никитин Н.Е. не сыграл какую-либо существенную роль в моем аресте. У него не было для этого никаких объективных оснований, связанных с контрабандными перевозками через аэропорты Кубани.

По уголовному делу, связанному с контрабандой товара через аэропорт Сочи, возбужденному 10 ноября 2006 года, фальсификацией материалов против меня с июня 2009 года занимались руководители УСБ ФСБ России и следователи СКП РФ. При этом  вне всякого сомнения, сценаристом лжеследствия было ФСБ России.

Оценивая все это, необходимо постоянно иметь ввиду, что в период 2000-2005 годов я был не только единственным руководителем правоохранительных органов, который пресек контрабандные перевозки Муссауи Х. и возбудил уголовное дело № 2031214, которое было необоснованно прекращено по инициативе ФСБ, но и в расследуемый период издавал официальные, обязательные к исполнению нормативные акты, исполнение которых моими подчиненными не оставляло шансов контрабандистам. Правильно написано на одном из сайтов Северного Кавказа, что если бывший начальник Сочинского ЛУВДТ Симаков, исходя из его показаний, боялся какого-то виртуального давления, мешавшему ему исполнять законы и пресекать преступления в аэропорту Сочи, то он (Симаков) не подходит для работы в полиции, тем более на Северном Кавказе. И это абсолютно и единственно верно! Если бы Симаков в те годы выполнял требования моих приказов и решения коллегий АЧ УВДТ (как и ряд других руководителей), то контрабанда была бы выявлена и  пресечена своевременно и в аэропорту Сочи и в аэропорту Майкоп, как это было сделано мною по аэропорту Краснодар. Согласно материалов и проверок Сочинского ЛУВДТ, опять же по моей инициативе в 2004 году бригадой ДОПТ МВД РФ, возглавляемой заместителем начальника департамента генерал-майором милиции Фоменко Г.А., а в 2005 году бригадой ОИД МВД РФ, возглавляемой главным инспектором департамента генерал-майором милиции Мамонтовым Н.В., Симаков был освобожден от занимаемой должности, в том числе и в первую очередь за неисполнение приказов, решений, указаний и развал управленческой работы. На необходимость укрепления учетно-регистрационной дисциплины  и повышение  ответственности за неисполнение приказов в системе МВД РФ, обратил внимание Президент РФ Д.А.Медведев на коллегии МВД 18 февраля 2010 года. Однако это требование Президента РФ и Закона «О милиции» касается как мы видим всех, кроме Симакова. Не мог не знать в течение трех лет, заместитель начальника УФСБ России по Краснодарскому краю - начальник службы ФСБ в г. Сочи генерал-майор Ожгихин, что Симаковым не выполняются мои официальные приказы и решения, укрывается факт контрабандных перевозок и, в нарушении Закона "О милиции",  Симаков не докладывает информацию о контрабанде в АЧ УВДТ. Следствие и центральный аппарат ФСБ России не имели и не имеют права не расследовать и тот факт, что руководство службы УФСБ по г. Сочи о факте незаконных перевозок через аэропорт Сочи самостоятельно не информировали меня и оперативные службы АЧ УВДТ. В данном случае, совершенно очевидно, следствие и ФСБ подменяют приоритеты и главенство Закона, требовавшего от Симакова и Ожгихина неукоснительного реагирования на преступления, совершавшиеся в аэропорту Сочи, интересами лжеследствия. Попытка следствия ставить лжесвидетельские показания Симакова, пытающегося таким путем избежать уголовной ответственности, выше требований Закона - это не просто лукавая фальсификация-это должностное преступление!

Понимали это  указанные мною руководители УФСБ по Краснодарскому краю и в период 2001-2006 годов и поэтому, используя свое должностное положение, на что прямо указывают организаторы контрабандных перевозок, не только покровительствовали контрабанде, но и опять же незаконно плели паутину оперативной фальсификации вокруг меня, с целью прикрыть свои преступления, не дать мне возможность получить генеральское звание  на Кубани и заставить меня, как единственную преграду на пути контрабандных перевозок, уйти с Кубани в любой другой регион. Только неправомерной оперативной игрой ФСБ, можно объяснить тот факт, что с 2001 по 2006 год в должности начальника АЧ УВДТ мне не присваивалось генеральское звание, а в Бурятии я его получил. При этом я хорошо помню разговор, в середине 2005 года с начальником ДОПТ МВД России генерал-лейтенантом милиции Захаренковым В.В., который кроме предложения мне от министра Нургалиева Р.Г. перейти на службу в другой регион с единственной целью получения генеральского звания, передал и детали разговора с министром. Нургалиев Р.Г., со слов Захаренкова В.В.,  предлагал мне уйти  с Кубани из добрых намерений, сказав, что ему самому надоела несправедливость с необъективным со стороны закона затягиванием присвоения звания. При этом министр Нургалиев Р.Г. передал мне, что в случае согласия он гарантирует получение мною звания генерала в другом регионе. Я дал согласие и в июне 2008 года указом Президента РФ мне было присвоено звание генерал-майора милиции. Заметьте, что немаловажно, Никитин Н.Е. в это время уже возглавлял УФСБ по РБ.

Вся эта незаконная оперативно-мышиная возня, замешанная на покровительстве ФСБ контрабандистам, была положена в основу опять же незаконной  оперативной разработки меня по контрабанде, с которой только я и боролся, чему имеются документальные подтверждения, в том числе размещенные на моем сайте «Syusyura.ru» .

После того, как следователи СКП РФ Крамаренко и Воробьев в мае 2008 года вложили в уста организаторов контрабанды и зафиксировали в показаниях в том числе Муссауи Х., Амхаза  М. и других клевету на  высших должностных лиц государства, в том числе В.В. Путина, В.В. Золотова, Ю.Я. Чайку и других, и когда эта  политико-конъюнктурная затея очевидно провалилась, стрелки, на основе лже-оперативной информации ФСБ, были переведены на меня. Занималось этим УСБ ФСБ России с середины 2009 года. Безусловно Никитин Н.Е., как начальник УФСБ России по РБ, выполнял определенные поручения. При этом также нужно иметь ввиду, что в период работы в Бурятии Никитин Н.Е. часто болел, лечился, в связи с чем длительное время отсутствовал в республике. Отсутствовал он в Бурятии и как минимум за месяц до моего незаконного ареста.

Я уже неоднократно отмечал негативную роль руководителей УСБ ФСБ России в моем незаконном и необоснованном аресте. Ещё 17 октября 2009 года первый заместитель начальника УСБ ФСБ России в звании генерал-майора и его заместитель в звании полковника убеждали меня сознаться в том, чего я не совершал, так как решение о моем аресте принято на самом «верху» после критики В.В.Путина правоохранительных органов в том, что мало «посадок» по контрабанде. Я тогда сразу в здании ФСБ России по РБ заявил генералу и полковнику ФСБ России, что они, и скорее их руководители, не верно поняли указание Председателя Правительства РФ, который нацеливал, в том числе и ФСБ, на борьбу с контрабандой, а не с теми, кто боролся с контрабандистами, когда все, и в первую очередь ФСБ, их покрывали. В тот же день мне стало понятно, что руководителей центрального аппарата ФСБ Россия совершенно не интересуют истинные причины и условия контрабандных перевозок, а в Бурятию они приехали с заранее утвержденным сценарием лжеследствия. Этот мой вывод в первый же день полностью подтвердился и в дальнейшем.

 Все усилия ФСБ и СКП РФ были направлены не на установление истины по уголовному делу и привлечению к уголовной ответственности виновных, а на фальсификацию материалов, получение лжесвидетельских показаний под пытками, психологическим давлением, на сделку с контрабандистами и их пособниками, через освобождение от уголовной ответственности за «нужные» лжеследствию лжесвидетельские показания. Уверенность лжеследствия, а затем и судов в безнаказанном нарушении законности и принятии заведомо неправосудных решений была и есть настолько велика, что никто даже не обращал внимание на требования Закона и пренебрегал фундаментальными принципами и основами УПК РФ, Конституции РФ и Международных норм права.

Во время перелета 18 октября 2009 года из Улан-Удэ в Москву я окончательно понял, что ФСБ и следствие не располагает какой-либо информацией о моей причастности к контрабандным перевозкам и майора милиции Шурупова А.И., который также был задержан по абсурдному обвинению в причастности к контрабанде. Шурупов, в присутствии других пассажиров сообщил мне, что в УФСБ России по РБ его страшно избивали, пытали током, холодом и утоплением, давили психологически, в том числе угрожая 20 годами тюрьмы, в результате он не выдержал пыток и вынужден был подписать то, что от него требовали.  Вид у Шурупова был изможденного, безвольного, раздавленного человека. Когда я с возмущением сообщил  руководителям ФСБ результат своего разговора с Шуруповым и стал требовать от них объяснения причин запрещенных методов следствия, полковник ФСБ в присутствии генерала объяснил мне информацию Шурупова тем, что при обыске у него  якобы было изъято 1,8 миллиона долларов США. Эта дезинформация окончательно подорвала мое доверие к возможности объективного расследования. Я сразу же заявил руководителям ФСБ, что это циничная ложь с целью ввести меня в заблуждение, т.к. Шурупов жил крайне бедно, у него не было возможности после отпуска перевезти семью и даже купить  себе зимой шапку. Обвинения Шурупову были не только циничны, но и неудачно надуманны, так как он даже теоретически не имел возможности быть причастным к контрабанде в силу своего должностного положения. К тому же, как потом выяснилось из показаний лжесвидетелей, следствие в доследственный период напутало и со сроками перевода Шурупова в Бурятию! Шурупов был не  единственным кандидатом на эту грешную роль, но многие другие сотрудники милиции  устояли перед пытками и психологическим давлением ФСБ и не взяли грех на душу, на всю оставшуюся жизнь, чем сохранили честь, свободу и работу. Хотя я постоянно, убедительно и документально доказывал следствию полную абсурдность, надуманность и даже нелепость обвинения и роли Шурупова в контрабанде, но его, тем не менее, до августа 2010 года обвиняли в совершении особо тяжкого преступления!

Со слов самого Шурупова А.И., его родителей и других близких родственников, они до такой  степени запуганы ФСБ, что постоянно живут в страхе за свою дальнейшую судьбу, а сам Шурупов уверен, что его ликвидируют как потенциального свидетеля лжеследствия, боясь выходить из дома.

В аресте Шурупова мог сыграть роль и генерал Никитин Н.Е., так как довольно часто общался с ним, в том числе и в неформальной обстановке.

Я уже сказал, что роль Никитина Н.Е. в моем аресте преувеличивать не стоит, она не могла быть ключевой в силу объективных причин, хотя его грех в моем необоснованном аресте заслуживает отдельного рассмотрения. Грех Никитина не может сегодня влиять на объективность следствия по данному уголовному делу, но если бы Никитин проявил в период нашей совместной работы в Бурятии элементарную человеческую порядочность, нормальные естественные мужские качества, ответственность руководителя УФСБ за безопасность в Республике, борьбу с преступностью и в первую очередь с коррупцией, объективность характеристик руководителей, работающих в Республике, которые он  направлял в ФСБ России и, конечно же, серьезно думал прежде о Родине, а не о том, как помешать МВД по РБ пресечь незаконный нефритовый бизнес, крышуемый его коррумпированными коллегами и постоянно не плакал о тяготах службы в Бурятии и не думал, как быстрее вернуться в Москву, уверен, руководство России, имея объективную информацию, никогда не приняло бы в отношение меня необъективное решение.

В течение полутора лет совместной  работы в Бурятии у меня сложилось свое мнение о Никитине Н.Е., но начальников УФСБ не выбирают.

Во время перелета из Улан-Удэ в Москву мне кроме переговоров с Шуруповым А.И. в присутствии свидетелей, удалось в течение шести часов перелета поговорить о многом и с руководителями ФСБ России. Я уверен, что побеседовав со мною о причинах и условиях контрабанды, службах и должностных лицах, покровительствовавших контрабандистам, они за стопкой чая  пожалели, что не пообщались со мною в доследственный период. Одновременно, в течение наших долгих, взаимопробивающих бесед, они между собою в чем-то винили Никитина, выказываясь о нем и его действиях неодобрительно. Хотя конкретики в отношении Никитина Н.Е. в их разговоре не было, я уловил, что генерал Никитин что-то сделал не так, причем относительно факта задержания меня и Шурупова А.И. Повторяю это мой вывод, основанный на неформальном общении с руководителями УСБ ФСБ России.

Имея в период совместной работы в Бурятии собственное мнение о человеческих и профессиональных качествах Никитина Н.Е., которое практически совпадает с тем, что я слышал от его коллег-руководителей УСБ ФСБ России, я старался наладить с ним добрые человеческие отношения и высокоэффективное взаимодействие МВД и УФСБ Бурятии.

Один уважаемый мною генерал ФСБ, никогда не работавший в Бурятии (я это подчеркиваю), но имевший отношение к тому направлению как-то предупредил меня, что Никитин работает против меня. Я тогда прервал этот разговор, чем даже испугал коллегу, но пообещал, что источник этой информации никто и никогда не  узнает. Так и будет! Чтобы не создавать негатива в отношениях, я не говорил Никитину Н.Е. даже о самом факте информации, хотя видел по его отдельным действиям, что она подтверждается.

Начальник УФСБ по РБ Никитин знал, видел, понимал и часто официально и неофициально отмечал высокоэффективную работу МВД по РБ. Несмотря на информацию о том, что Никитин имеет ко мне какое-то негативное задание, я интуитивно видел и понимал, что он исходя из результатов работы и уровня взаимодействия, доверяет мне и уверен в том, что МВД Бурятии на должном уровне обеспечивает безопасность, правопорядок и борьбу с преступностью.

 Я и замминистра по борьбе с экономическими преступлениями Черных А.М., надеясь, что Никитин как человек в Республике новый, не связан с местной мафией,  информировали его о наиболее перспективных, в том числе и коррупционных делах, организовывали совместную работу. Наиболее громкие и значимые дела по преступлениям экономической направленности, которые до сих пор ставят в заслугу УФСБ, являются наработками МВД по РБ. Впервые меня насторожила искренность намерений генерал-майора Никитина Н.Е. в борьбе с преступностью, когда я и Черных поделились с Никитиным информацией о уровне  коррупции в сфере незаконной разработки нефрита. Проблемы нефритовой сферы, в том числе в части незаконной разработки, неуплаты налогов и контрабанды нефрита в Китай не были для Никитина новостью. Ему было хорошо известно о ведущей роли в незаконном нефритовом бизнесе его местного бывшего коллеги, действующего генерал-лейтенанта ФСБ, а также о роли в нефритовой коррупции одного из его заместителей и других руководителей правоохранительных органов. Никитин без энтузиазма воспринял эту информацию и, мягко говоря, не поддержал наши планы по наведению порядка в этой самой коррупционной сфере Бурятии, чем насторожил и меня и Черных А.М.

Когда в середине 2009 года мне поступила информация о том, что ФСБ России интересуется моими должностными полномочиями в период работы начальником АЧ УВДТ, а также проверяет Шурупова А.И. в связи с какой-то контрабандой, у меня не было ни малейшего сомнения в том, что это полная ерунда. С Никитиным Н.Е. постоянно поддерживал тесные служебные отношения не только я лично, но и полковник милиции Черных А.М. Он лично знал насколько активно и эффективно работает МВД Бурятии по всем направлениям оперативно-служебной деятельности. Никитину было хорошо известно об уровне коррупции  в Республике, в том числе среди руководителей правоохранительных органов, включая его коллег и подчиненных. Никитин поддерживал, в чем нет ничего плохого, и личные отношения не только со мной, но и с моими заместителями и даже неоднократно бывал на природе с тем же майором Шуруповым А.И..  Повторяю, это абсолютно нормально. Никитин Н.Е. не только видел высокоэффективно работающий коллектив МВД по РБ, но и из личного общения знал и видел, как и чем живут мои подчиненные. У него была объективная возможность сравнивать состояние правопорядка, безопасности и результаты борьбы с преступностью в республике до 2006 года и после назначения меня министром. Когда доследственная фальсификация материалов в отношении меня и Шурупова на Кубани с июня 2009 года шла уже в открытую, я информировал генерал-майора Никитина Н.Е. об истинных причинах моего назначения с Кубани в Бурятию, о негативной роли в этом коллег Никитина, об объективных причинах моего конфликта с ними на Кубани в период 2000-2005 годов.

Учитывая тесное служебное взаимодействие и хорошие личные взаимоотношения с генералом Никитиным я не только надеялся, но и  просил его объективно доложить в центральный аппарат ФСБ России и об обстановке в Бурятии и о причинах моих конфликтов, как явных, так и скрытых с руководителями ФСБ на Кубани.

Более того, когда во второй половине августа 2009 года мы с Никитиным обеспечивали правопорядок и безопасность в период пребывания в Бурятии Президента России Д.А.Медведева, я, зная, что он после этого надолго уедет в Москву, передал ему ряд документов и попросил его доложить в ФСБ России как о причинах коррупции в нефритовой сфере, так и о причинах, условиях и роли УФСБ по Краснодарскому краю в международных перевозках на Кубани и причинах моего вынужденного перехода на работу в Бурятию.

Сегодня я понимаю, не вдаваясь в причины, что генерал Никитин Н.Е. поступил не по  государственному и по человечески непорядочно. Если бы он объективно докладывал о моей роли в борьбе с коррупцией в Бурятии, а не ставил выше интересов государства, корыстные интересы своих коллег и подчиненных в нефритовой сфере, если бы Никитин Н.Е. доложил в ФСБ России за три месяца до ареста мои аргументы  о причинах и  условиях контрабандных перевозок, то я уверен, что  директор ФСБ России принял бы верное решение, а не то которое  было принято на основе односторонней дезинформацию.  Думаю, что своеобразная и скорее негативная реакция на роль Никитина Н.Е. со стороны руководителей УСБ ФСБ России во время перелета, была вызвана именно этим.

Поэтому объективно оценивать роль начальника УФСБ по РБ Никитина Н.Е. можно только как роль одного из виновников моего незаконного ареста, в результате не информирования руководства ФСБ России об объективной обстановке в Бурятии, о наличии документально подтверждаемых причинах и условиях контрабандных перевозок, а также службах и должностных лицах, покровительствовавших контрабандистам на Кубани и других регионах России.

Учитывая вышеизложенное, а также то, что мне не дают возможность объективно и документально довести до следствия и ФСБ России, осуществляющей оперативное сопровождение данного уголовного дела, истинные причины и условия контрабандных перевозок, а также полную и детальную информацию о службах и должностных лицах, обеспечивавших контрабандные перевозки, я делаю это через Вашу газету, в первую очередь для Директора ФСБ России Бортникова А.В.

Для А.В. Бортникова изложенная мною информация должна иметь важнейшее значение, в первую очередь для устранения в дальнейшем самой возможности сотрудникам и руководителям ФСБ быть покровителями организованной преступности, как это было в Москве, на Кубани и других регионах страны в период 2000-2006 годов по контрабандным перевозкам Муссауи Х и в Республике Бурятия по незаконной разработке нефрита и его контрабанде в Китай! При этом установление истины по уголовному делу для Бортникова А.В. имеет особое значение ещё и потому, что в указанный период контрабандных перевозок на Кубани, покровительствовали контрабандистам, способствовали прекращению возбужденных транспортной милицией уголовных дел по контрабанде, угрожали мне препятствием в присвоении звания и другими проблемами, если транспортная милиция не прекратит вмешиваться в зарубежные перевозки доверенного лица ФСБ - Муссауи Х., якобы выполняющего задания на территории России и за границей, руководители Службы экономической безопасности УФСБ, в тот период, когда эту службу в России возглавлял нынешний директор ФСБ Бортников А.В.

Абсолютно очевидно, что опаснейшая тенденция в системе ФСБ, предательство интересов службы со стороны руководителей столь высокого уровня, с чем мне лично пришлось столкнуться и на Кубани и в Бурятии, подрывает не только экономические основы государства, но и создает реальные условия для совершения террористических актов, в том числе и на объектах транспорта.

Сегодня можно констатировать, что в результате незаконной сделки ряда руководителей ФСБ с арабскими контрабандистами и выстраивание под контрабандные перевозки системы работы других правоохранительных органов, в том числе и на Кубани, были созданы идеальные условия для совершения террористических актов на особо важных объектах, в том числе в аэропорту Сочи и военном аэродроме Майкоп (Ханская). Кроме этого террористы как внутри России, так и за рубежом могли легко использовать возможности Муссауи Х. и его пособников, как маршрутные, так и финансовые. И нет смысла лукавить, сегодня никто не сможет ответить, использовался или нет этот контрабандный канал в террористических целях! В своих многочисленных спорах и конфликтах с руководством СЭБ ФСБ России по краснодарскому краю в те годы одним из главных моих аргументов исключающим какой-либо приоритет для перевозок Муссауи Х., на чем настаивал Донской и другие, была как раз антитеррористическая составляющая. Фактически, я не позволил, несмотря на сильнейшее и постоянное давление ФСБ, вернуть контрабанду Муссауи в Краснодар, где находились, как видно из материалов  уголовного дела его основные склады и он вынужден был возить грузы в Краснодар машинами из Сочи и Майкопа, а самолеты пустыми перелетали в аэропорт Краснодар из Сочи и военного аэродрома  Ханская, смысл и рентабельность чего, согласно показаний, не могли понять летчики и водители.

Из решений коллегий и планов мероприятий АЧ УВДТ достоверно видно насколько мощными, эффективными и постоянными были проводимые транспортной милицией мероприятия на объектах транспорта, в том числе в аэропортах, в которых участвовали не только все службы УВДТ, но и все правоохранительные органы, общественность и казачество по предупреждению терроризма. Ведь не случайно возглавляемая мною в течение 10 лет (с 1996 по 2006г.) транспортная милиция Кубани была единственной не допустившей не одного террористического акта, в то время когда на территории обслуживания других 14 МВД, ГУВД, УВД, УВДТ Северного Кавказа взрывы терактов гремели ежемесячно, включая и Краснодарский край. Руководство УФСБ и Муссауи Х. вынуждены были катать контрабанду из Сочи и военного аэродрома Ханская, который транспортная милиция не обслуживала, до тех пор, пока не добились совместными усилиями моего перевода в Бурятию.  В аэропорту Сочи у контрабандистов было полное понимание с Симаковым, Ожгихиным и их подчиненными, о чем в показаниях от 28.05.2008 года говорит Муссауи и чего не скрывает и сам Симаков в своих лжесвидетельствах, да и по другому быть не может!

Чего добились контрабандисты через своих покровителей из ФСБ, видно даже из материалов уголовного дела. Через два месяца после моего назначения в Бурятию, Муссауи вернул контрабандные перевозки в аэропорт Краснодар, а их интенсивность увеличилась на порядок, что видно из показаний осужденных по приговору Краснодарского краевого суда от 27 августа 2008 года. Однако  повторяю, что главная опасность бесконтрольного перемещения товаров из арабских стран на Северный Кавказ под покровительством ФСБ, пограничников и военных, заключалась в высокой степени возможной связи контрабандистов с террористами. Это и есть основная цена устранения меня с должности начальника АЧ УВДТ.

Вместо того, чтобы изучить мой опыт и моих подчиненных по предупреждению и пресечению террористических актов на объектах транспорта и активно использовать его в работе правоохранительных органов и транспортных организаций, меня убрали с Кубани в угоду системы контрабандных перевозок. Результат известен. До настоящего времени не только не выработана эффективная система противодействия терроризму на объектах транспорта, но утрачен этот уникальный опыт и в АЧ УВДТ, и как результат уже имели место подрывы объектов транспорта на участке обслуживания Сочинского ЛУВДТ. А ведь в те годы выработанная возглавляемым мною коллективом комплексная система противодействия терроризму, впервые в стране позволила предотвратить уже подготовленные террористические акты на станции Краснодар-1, когда постовыми милиционерами был обнаружен, а затем обезврежен мощнейший заряд, заложенный в здании вокзала; на станции Тимашевская, когда железнодорожником и милиционером была обнаружена «растяжка» гранаты Ф-1, подготовленная для взрыва пассажиров электропоезда; предотвращен взрыв нефтеналивного железнодорожного состава на участке ст. Тихорецкая - ст. Новороссийск; выявлена с помощью таксистов и работников аэропорта Краснодар попытка недозволенным и опасным методом проверить антитеррористическую бдительность транспортной милиции в аэропорту, что имело широкий положительный резонанс, как в Кубанских, так и центральных СМИ. Нами были наработаны уникальные неформальные, комплексные методики недопущения террористических актов, о которых известно узкому кругу моих подчиненных, которые позволяли не только своевременно пресекать подготовленные теракты, но и отбивали желание террористов бессмысленно и небезопасно для них тратить время на объекты, которые обслуживались АЧ УВДТ, хотя очевидно, что курортные зоны Кубани и объекты транспорта были для них наиболее привлекательны.

Аналогичная ситуация и с устранением меня с должности Министра внутренних дел по Республике Бурятия, на пике максимальных успехов оперативно-служебной деятельности новой команды руководителей. Нам удалось впервые с 1990 года остановить и начать сокращение преступности в Республике, пресечь бандитизм браконьеров на Байкале, о чем ещё в 2004-2005 годах писали все газеты Бурятии, прекратить поставки в Республику из других регионов, под  контролем правоохранительных органов, сотен тонн спиртового зелья, от которого ежегодно погибало более 600 человек, остановить открытую коррупцию в лесной отрасли и бесконтрольное уничтожение лесных богатств, заставить все 12 предприятий, ранее десятилетиями незаконно разрабатывающих недра Бурятии, платить налоги, хотя до 2008 года это делало только одно, занимавшееся разработкой нефрита; обеспечить квартирами все 20 семей погибших и раненных сотрудников МВД по РБ, одна из которых ждала квартиру с 1984 года; построить впервые за всю историю МВД новое здание центрального аппарата, начать строительство трех райотделов и 85-ти квартирного жилого дома для личного состава, а по результатам действовавшей в системе МВД РФ методики оценки деятельности ОВД войти в пятерку лучших в стране уже по итогам 2008 года! За указанные успехи мне было присвоено  Указом Президента России звание генерал-майор милиции, а в августе 2009 года во время пребывания в республике Президента РФ Д.А. Медведева работе МВД по РБ была дана очень высокая оценка руководителем ФСО России генералом Михеевым М.В., которому мною было подробно  доложено об обстановке и проблемах.

Но стоило только экономическому блоку МВД по РБ в начале 2008 года пресечь незаконную разработку недр и контрабанду нефрита в Китай преступной группировкой с межрегиональными и международными связями, как на МВД обрушилась вся коррупционная мощь, причем коррупционеры даже не пытались скрывать свое лицо.

За несколько месяцев до ареста мною лично и замминистром по борьбе с экономическими преступлениями полковником милиции Черных А.М.  в ДСБ и ДЭБ МВД России лично руководителям, для доклада министру Нургалиеву Р.Г. были переданы подробные справки о проблемах борьбы с коррупцией в Бурятии, в том числе о покровительстве преступным группировкам со стороны бывших и действующих местных руководителей УФСБ по РБ. С руководителем программы «Честный детектив» Эдуардом Петровым мы начали готовить передачу по данной теме. Результат известен!         Коррупционеры, покровительствующие контрабандистам на Кубани и организованной преступности в Бурятии продолжает успешно работать, а я и мои подчиненные противостоявшие тотальной коррупции на Кубани и в Бурятии арестованы или привлекаются к уголовной ответственности по заказу и руками тех самых коррупционеров и их пособников, создавая судебно-следственные прецеденты устранения российской мафией тех, кто честно и мужественно отстаивает интересы государства.

И это тоже цена антигосударственной позиции ряда руководителей ФСБ и СКР по данному полностью сфальсифицированному в отношение меня уголовному делу!

Честь имею!

С уважением,  генерал-майор милиции Сюсюра В.Л.

27 июля 2011 года

 

 

 

Просмотров (30975)

Отзывы посетителей

Страницы: 1  2  3  

28.10.2012 LGbmgTxXVPPY(yccnOxrOXHOcfhszO)
Always a good job right here. Keep rloilng on through.
21.09.2011 Герой России

Прочел статью Нургалиева Р.Г. «Полиция пойдет учить законы» в Российской газете от 16.09.11., его признание, что в МВД Бурятии плохо стало все и перечитал письмо Нургалиеву от генерала Сюсюра, размещенного на этом сайте. Действительно генерал Сюсюра прав – цена уничтожения мафией лучшей за всю историю команды МВД сегодня это рост преступности прекращение борьбы с коррупцией, увеличение ДТП и увеличение количество погибших на дороге, потеря управляемости обеспечением правопорядка! А ведь в этом виноват сам Нургалиев, который сдал мафии генерала Сюсюра сразу после того, как ему было доложено о проблемах с коррупцией в Бурятии в 2009 году.

20.09.2011 Человек в теме
Мне стало известно из абсолютно достоверных источников, что генерал Сюсюра В.Л. в ответ на клевету, прозвучавшую 20.09.2011. в его адрес из уст официального представителя СКР Маркина в нарушение презумпции невиновности по Российскому каналу в программе «Вести.Дежурная часть» направил очередной иск в Савёловский районный суд г. Москвы на сумму 88 миллионов рублей к телеканалу Россия и СКР. Ровно столько, сколько было озвучено на телеканале в клевете в его адрес на основе сфальсифицированных следствием авианакладных. Из них 38 мил. руб. генерал определил направить на факультет журналистики МГУ и 50 мил. руб. – семьям погибших сотрудников АЧ УВДТ и МВД по РБ в равных долях, заявив, что будет судиться вплоть до Европейского Суда по правам человека.
13.09.2011 ФЭО МВД
После ареста генерала Сюсюра В.Л. покровители нефритовой мафии Петров, Никитин, Кондратенко, Сухоруков, загнали в МВД по РБ все проверяющие службы выворачивая все наизнанку, заставляя сотрудников лгать и наговаривать на министра. Нам еще два года назад стало понятно, что обвинение Виктора Леонидовича в контрабанде чушь и заказчики его ареста дали команду хоть что-то любой ценой найти в Бурятии…
13.09.2011 Иван У-У
Когда мы в начале 2008 года по указанию Черныха А.М. вылетели вертолетом в Баунтовский район и задержали банду Агибалова с золотом и оружием, нам стали угрожать прокурором Бурятии и его замами не стесняясь называть их своей крышей. После чего по бандитам дело было прекращено, а по нам возбудили. Пока работал генерал Сюсюра В.Л. , он нас защищал, а после его ареста с нашими коллегами расправилась бурятско-московская мафия.
12.09.2011 Юрист(Москва)
Совокупность всех материалов, преданных гласности позволяет сделать единственно верный вывод о том, что «доброжелатель» прав. Следствие при попустительстве прокуратуры и неправосудных решениях, нарушая все требования УПК и Конституции РФ, выполняет указание засунуть сфабрикованное уголовное дело в суд до рассмотрения Госдумой третьего Президентского пакета поправок в УК РФ и умыть грязные руки. Это беззаконие очевидно!!!
12.09.2011 Ветеран юстиции(Москва)
Мое мнение, необходима срочно реформа прокуратуры с полной заменой всего сегодняшнего балласта, не обеспечивающего законность следствия и правосудия. Боясь разоблачений системного крышевания по всей стране, в том числе казино, контрабанды, хищений природных богатств и коррупции в целом, прокуратуре не до надзора!!!!
11.09.2011 Илья
В этом уголовном деле сфабриковано и сфальсифицировано все! Руководит этой фальсификацией первый заместитель УСБ ФСБ России Феоктистов О.В., а следователи и суды от ФСБ зависимы. В свою очередь ФСБ крышует контрабанду в России и расправляется с теми, кто в этом им мешает.
11.09.2011 Полицейский МВД поРБ

То, что сразу после задержания Министра МВД по РБ Сюсюра В.Л., как теперь выяснилось, по заказу коррупционеров, местная прокуратура и ее выходцы из СКП по РБ, крышевавшие незаконную разработку нефрита в Бурятии и его контрабанду в Китай вместе с ФСБ стали возбуждать уголовные дела по заместителям министра по надуманным основаниям (Черных, Акалелов). Все это доказывает истинные причины ареста генерала и его непричастность к контрабанде на Кубани.

02.09.2011 Валентин(Москва)
Попробовал бы кто другой так же, как начальник АЧ УВДТ Сюсюра В.Л., с 2000 по 2005 годы противостоять системе ФСБ кормившейся за счет своего доверенного араба контрабандиста, а возможно и террориста Муссауи. Генерал Сюсюра В.Л. смог устоять на страже закона как и давал присягу, а Симаков, Корж, Павловский и другие эту присягу нарушили вместе с ФСБ покрывали контрабанду, причем и целый год при Пантелееве!
29.08.2011 доброжелатель

Один из главных вдохновителей-исполнителей фальсификации незаконного ареста и материалов уголовного дела в отношении генерала Сюсюра В.Л. первый заместитель начальника УСБ ФСБ РФ генерал-майор Феоктистов О.В.

29.08.2011 сотрудник ач подвергшийся давлению фсб

Все эти пытки и психологическое давление со стороны ФСБ на десятки сотрудников и в бурятии и на кубани с целью получения лжесвидетельств против генерала, очередное убедительное доказательство его невиновности и отсутствия у следствия объективных аргументов.

29.08.2011 Сергей

Шурупов и мне испортил карьеру в МВД своими низменными лжесвидетельствами. Прошу всех, кто встретит эту тварь, не трожьте его он мой…

28.08.2011 Иван

Если Симаков и Корж дают ложные показания будучи сами преступниками, укрывавшие контрабанду от Сюсюры и Пантелеева, арабы лжесвидетельствуют лишь косвенно, то ИУДА Шурупов не может не понимать, что его ложь является единственным основанием для незаконного ареста генерала

28.08.2011 Шамиль

Конечно Шурупов правильно пинимает, что жить с этим грехом он не может, да ему и не позволят те кто пытал и те кто толкнул подонка Шурупова на это преступление. Зачем им нужен свидетель их  преступления?.........!

28.08.2011 Свидетель

Андрюша Шурупов рассказал мне лично, что еще 17 октября 2009 года следователи лавров, а затем Миниахметов и Воробьев после пыток ФСБ и угроз заставили его подписать всякий бредпротив генерала, в том что якобы ему было известно, что ЛПМ в а/п Майкоп был выведен из подчинения Сим акова в результате конфликта начальником АЧ УВДТ, заставили подписать, что Шурупов видел в кабинете генерала какого-то Женетеля и Тугруза, что Шурупов контролировал из окна машины встречу генерала в каком-то ресторане и что Шурупов передавал начальнику УВДТ деньги от арабов. Андрюха расплакался и сказал, что это полное враньё и он с этим грехом жить не может......

28.08.2011 Неуловимый

Подонок и ничтожество Шурупов в своих лжесвидетельствах, которые в полном объеме будут доведены до всех, не только клевещет на генерала, но и указывает других порядочных людей. учитывая всю низость грехопадения ублюдка Шурупова я от себя лично желаю Царствие небесное его брату Ивану, а его родителям, жене и сыну того чего они заслуживают!!!!

28.08.2011 РАВШАН
Симаков в полиции – это не «Наша Раша», а полицейская параша.
28.08.2011 Правозащитник
По уголовному дела, в котором организаторы контрабанды прямо указывают на Путина, Золотова, замов Нургалиева, его самого и всю систему ФСБ России, правду можно найти только в Страсбурге, там и этому факту дадут должную оценку!
26.08.2011 «небеса»
Шурупов - просто иуда. Его жена – жена иуды. Сын – сын иуды, а родители – родители иуды. И это пятно с них смоет только суд в аду, а не закрытый в Сочи!

Страницы: 1  2  3  

Написать отзыв

Имя*

Город

Текст*


Введите текст с картинки

* - отмеченные поля являются обязательными для заполнения
Сообщение будет опубликовано после проверки его модератором

Все новости