syusyura.ru
Официальный сайт пресс-центр генерала Сюсюра «Справедливость»
 

НОВОЕ В РАЗДЕЛЕ: НЕПРАВОСУДИЕ и как с ним бороться

07.05.2011

 Постановление Краснодарского краевого суда

о назначении судебного заседания

от 3 мая 2011 года

 

Дополнительное Постановление Краснодарского краевого суда

о назначении судебного заседания

от 5 мая 2011 года

 

                                    помощь коллектива

Уважаемый ветеран Краснодарского ЛУВДТ, сообщивший мне важнейшую информацию для объективного расследования уголовного дела по контрабанде через аэропорты  Краснодарского края на сайте  в разделе НОВОСТИ под обращением к Министру внутренних дел РФ Нургалиеву Р.Г 10 мая 2011 года. Я очень благодарен Вам за информацию о том, что (Аганикян) Левон Лендрушевич зачастую представлялся в компаниях- зовите меня просто Леша, Алексей.

Этот факт проясняет, кого имел ввиду в своих показаниях Тугуз Н, говоря о том, что он передавал деньги для меня  не мне, а некому мужчине по имени «Алексей».

Прошу Вас сообщить по данному вопросу на электронную почту сайта более подробную информацию, которая, если Вы пожелаете размещаться не будет. Обращаюсь также и к другим своим коллегам сообщить мне всю известную Вам информацию по данному конкретному факту и обо всей известной Вам информации по контрабанде через аэропорты Краснодарского края, как в период моей работы, так и в 2006 году, когда УВДТ руководил Пантелеев А.В, а интенсивность контрабандных перевозок в этот период по материалам уголовного дела увеличилась в десятки раз. 

Заранее благодарен Всем Вам за помощь. Уверен в победе Закона, Справедливости и здравого смысла! Слава Кубани!   

                                                         Генерал-майор милиции Сюсюра В.Л. 

 

 

 

  Генеральному прокурору РФ

  Председателю СКР 

  

                                        Заявление 

10 мая т.г.  в 24 часа истек срок моего содержания под стражей, однако в соответствии с действующим законодательством я не был освобожден из-под стражи.

 Это уже второе подряд в течение месяца незаконное лишение  меня свободы после того, как 17 апреля истек срок моего содержания под стражей, а решение Краснодарского краевого суда о продлении срока задержания было принято только 19 апреля. Непринятие мер по моему заявлению в Ваш адрес о незаконном лишении меня свободы с 00 часов 18 апреля 2011 года, когда в нарушение закона я не был немедленно освобожден из-под стражи, способствовало совершению новых преступлений.

 3 мая, а затем повторно 5 мая 2011 года судья Краснодарского краевого суда Калинько В.Г. принял незаконное в нарушение статей 108 и 109 УПК РФ и определения КС РФ от 12 ноября 2008 года №1075-0-0 решение о назначении судебного заседания на 13 мая, не смотря на то, что срок моего задержания истекал 10 мая 2011 года и судебное заседание с моим участием должно было состояться с принятием решения не позднее 24 часа 10 мая т.г. Вследствие этого грубейшего нарушения судьей Калинько В.Г. требований закона я был повторно незаконно лишен свободы так как начальник СИЗО-1 города Краснодара в нарушение закона не имея постановления суда о продлении мне срока задержания с указанием даты и время, до которых продлевается срок задержания, вновь, как и 18 апреля т.г. не освободил меня из-под стражи.

 В связи с вышеизложенным прошу Вас рассмотреть данное заявление и принять решение в соответствии со статьями 144 и 145 УПК РФ и привлечь к уголовной ответственности должностных лиц виновных в незаконном лишении меня свободы.

 

                                                          Генерал-майор милиции Сюсюра В.Л.

                                                               11.05.2011.

 

 

ОТВОД  судье Краснодарского краевого суда    КАЛИНЬКО В.Г.

                      в судебном заседании 13 мая 2011 года.  

 

Уважаемый суд!

В производстве судьи КАЛИНЬКО В.Г. находится материал (дело № 2А-44/11) по Ходатайству от 25.04.2011 Руководителя следственной группы - старшего следователя Кореновского районного следственного отдела следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Краснодарскому краю майора юстиции ВОРОБЬЕВА А.А. (с согласия от 28.04.2011 И.О. руководителя следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Краснодарскому краю генерал-майора юстиции ТКАЧЕВА Н.В.) «О продлении срока содержания обвиняемого СЮСЮРА Виктора Леонидовича под стражей (по уголовному делу № 184783)».

            Считаю, что в соответствии с частью 2 статьи 61 УПК РФ, Вы, Ваша Честь - Судья КАЛИНЬКО Виктор Григорьевич, не можете участвовать в данном деле и подлежите отводу ввиду следующего. 

Согласно статьи 6 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод», каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое разбирательство дела независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. 

Указанное право на судебную защиту, гарантированное статьей 6 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод», реализуется нормами внутреннего законодательства и в частности, нормами Конституции РФ и УПК РФ.

Согласно статьи 18 Конституции РФ, права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Согласно статьи 45 Конституции РФ, государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Согласно части 1 статьи 46 Конституции РФ, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Согласно части 3 статьи 123 Конституции РФ, судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Согласно части 3 статьи 1 УПК РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора.

Согласно части 2 статьи 6 УПК РФ, уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Согласно статьи 6.1 УПК РФ, Уголовное судопроизводство осуществляется в сроки, установленные настоящим Кодексом. Продление этих сроков допустимо в случаях и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом, но уголовное преследование, назначение наказания и прекращение уголовного преследования должны осуществляться в разумный срок.

Согласно части 3 статьи 7 УПК РФ, нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Согласно части 1 статьи 11 УПК РФ, суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав.

Согласно статьи 15 УПК РФ, уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон.

Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.

Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

Согласно статьи 16 УПК РФ, Подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника. Суд, прокурор разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами.

Согласно части 1 статьи 17 УПК РФ, судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. 

Согласно части 2 статьи 61 УПК РФ, лица, указанные в части первой настоящей статьи (судья, прокурор, следователь, дознаватель), не могут участвовать в производстве по уголовному делу также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела. 

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 26.02.2010 № 4-П "По делу о проверке конституционности части второй статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А.А. ДОРОШКА, А.Е. КОТА и Е.Ю. ФЕДОТОВОЙ", указал:

«Ратифицировав Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Российская Федерация признала ipso facto и без  специального соглашения юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и  Протоколов к ней в случаях их предполагаемого нарушения Российской Федерацией (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 года N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней").

Следовательно, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 5 февраля 2007 года № 2-П, не только Конвенция о защите прав человека и основных свобод, но и решения Европейского Суда по правам человека - в той части, в какой ими, исходя из общепризнанных принципов и норм международного права, дается толкование содержания закрепленных в Конвенции прав и свобод, включая право на доступ к суду и справедливое правосудие, - являются составной частью Российской правовой системы, а потому должны учитываться федеральным законодателем при регулировании общественных отношений и правоприменительными органами при применении соответствующих норм права.

Обязательный для Российской Федерации характер решений

Европейского Суда по правам человека вытекает также из статьи 46

Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в силу которой

ратифицировавшее ее государство обязуется исполнять окончательные постановления Европейского Суда по правам человека по делам, в которых это государство является стороной». 

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 25.03.2008 № 6-П "По делу о проверке конституционности части 3 статьи 21 АПК РФ в связи с жалобами ЗАО "ТОВАРИЩЕСТВО ЗАСТРОЙЩИКОВ", ОАО "НИЖНЕКАМСКНЕФТЕХИМ" И ОАО "ТНК-ВР ХОЛДИНГ", указал:

«Согласно Конституции Российской Федерации, ее статье 46 (часть 1), каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод; право на судебную защиту относится к основным неотчуждаемым правам и свободам человека, оно признается и гарантируется в Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации (статья 17, части 1 и 2), является непосредственно действующим, определяет смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечивается правосудием (статья 18).

Из приведенных положений Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 19 и корреспондирующих им положений международных договоров Российской Федерации, являющихся составной частью ее правовой системы и имеющих приоритет перед внутригосударственными законами (статья 15, часть 4, Конституции Российской Федерации), следует, что право на судебную защиту предполагает наличие таких конкретных правовых гарантий, которые позволяют реализовывать его в полном объеме и обеспечивать эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего общеправовым требованиям справедливости и равенства.

Согласно пункту 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Аналогичные положения закреплены в пункте 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Конкретизируя данные общеправовые требования, Конституция Российской Федерации устанавливает, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом (статья 118, часть 1); судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (статья 120, часть 1); судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон (статья 123, часть 3); в случаях, предусмотренных федеральным законом, судопроизводство осуществляется с участием присяжных заседателей (статья 123, часть 4).

В ряде решений Европейского Суда по правам человека, в том числе в Постановлениях от 26 февраля 1993 года "Падовани (Padovani) против Италии" (пункты 25 и 27), от 28 февраля 1993 года "Фэй (Fey) против Австрии" (пункты 28 и 30) и от 10 июня 1996 года "Пуллар (Pullar) против Соединенного Королевства" (пункт 30), на основе толкования статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод сформулированы общие критерии беспристрастного суда:

во-первых, суд должен быть "субъективно беспристрастным", т.е. ни один из его членов не может открыто проявлять пристрастие и личное предубеждение; при этом личная беспристрастность предполагается, пока не будет доказано иное. Данный критерий отражает личные убеждения судьи по конкретному делу;

во-вторых, суд должен быть "объективно беспристрастным", т.е. необходимы достаточные гарантии, исключающие какие-либо сомнения по этому поводу. Данный критерий, в соответствии с которым решается вопрос, позволяют ли определенные факты, поддающиеся проверке, независимо от поведения судьи усомниться в его беспристрастности, учитывает внешние признаки: при принятии соответствующего решения мнение заинтересованных лиц принимается во внимание, но не играет решающей роли, - решающим является то, могут ли их опасения считаться объективно обоснованными. Всякий судья, в отношении беспристрастности которого имеются легитимные основания для сомнения, должен выйти из состава суда, рассматривающего дело.

Таким образом, по смыслу статьи 46 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи со статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, право на беспристрастный суд, предполагающее отсутствие предубеждения и пристрастности судей, является одним из неотъемлемых свойств права на судебную защиту и необходимым условием справедливого судебного разбирательства. Поэтому федеральный законодатель, обладающий достаточной свободой усмотрения в выборе средств, призванных гарантировать эффективность судебной власти и способность судебной системы реально обеспечить право каждого на справедливое судебное разбирательство посредством компетентного, независимого и беспристрастного суда, вместе с тем при осуществлении на основании статей 71 (пункт "о") и 76 Конституции Российской Федерации соответствующего правового регулирования должен исходить из того, что требование беспристрастности носит принципиальный характер и распространяется равным образом на всех судей - как осуществляющих судебную власть на профессиональной основе, так и входящих в состав суда в качестве заседателей». 

Развивая сформулированные им ранее правовые позиции, касающиеся конституционного права на судебную защиту, Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 20 марта 2008 года № 155-О-О, указал следующее:

«Конституция Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод на основе состязательности и равноправия сторон, а также в соответствии с принципами независимости судей и подчинения их только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (статья 46, часть 1; статья 120, часть 1; статья 123, часть 3). Из взаимосвязанных положений статей 46 (часть 1), 52, 53 и 120 Конституции Российской Федерации вытекает предназначение судебного контроля как способа разрешения правовых споров на основе независимости и беспристрастности суда. Рассмотрение спора независимым и беспристрастным судом является также неотъемлемым элементом права на справедливое судебное разбирательство по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

В развитие этих положений федеральным законодателем установлены специальные нормы, регулирующие основания и порядок отвода судей; кроме того, соблюдение указанных принципов осуществления правосудия гарантируется всей совокупностью гражданско-процессуальных средств и процедур.

В демократическом обществе участники судебного разбирательства должны испытывать доверие к суду, которое в силу конституционных принципов независимости и самостоятельности судебной власти может быть поставлено под сомнение только на основе достоверных и обоснованных доказательств, свидетельствующих об обратном. Гарантией соблюдения принципа беспристрастности судьи, рассматривающего дело единолично, при разрешении вопроса о заявленном ему отводе является вынесение мотивированного определения, подтверждающего отсутствие обстоятельств, которые позволили бы усомниться в его беспристрастности при рассмотрении данного дела.

К гарантиям относятся и процедуры проверки вынесенных судебных постановлений вышестоящими судебными инстанциями, которые при выявлении оснований для их отмены должны исходить из конституционных и общепризнанных международно-правовых принципов и в силу статьи 15 (части 1 и 4) Конституции Российской Федерации и статьи 11 ГПК Российской Федерации применять их непосредственно. При этом вопрос об объективности и беспристрастности состава суда подлежит разрешению в каждом конкретном деле с учетом фактических обстоятельств, установление которых находится в компетенции судов общей юрисдикции. В случае установления обстоятельств, вызывающих сомнение в беспристрастности судей, акты которых отменены судом вышестоящей инстанции, не исключается возможность направления дела на новое рассмотрение в ином составе судей (статья 361 ГПК Российской Федерации)». 

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 15 июля 2004 г. № 275-О «ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ МОРАР ТАТЬЯНЫ ПЕТРОВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЯМИ 24, 25, ЧАСТЬЮ 4 СТАТЬИ 270 И ЧАСТЬЮ 4 СТАТЬИ 288 АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ», указал следующее:

«… вопрос об объективности и беспристрастности состава суда подлежит решению в каждом конкретном деле исходя из его фактических обстоятельств. При разрешении таких вопросов суды в целях реализации прав и свобод граждан должны исходить из требований статей 46 (часть 1) и 120 (часть 1) Конституции Российской Федерации, которые гарантируют каждому судебную защиту прав и свобод на основе принципа независимости судей и подчинения их только Конституции Российской Федерации и федеральному закону, а также учитывать всю совокупность взаимосвязанных процессуальных средств и процедур, обеспечивающих указанные принципы». 

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 31.05.2007 № 27 «О ПРАКТИКЕ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ ДЕЛ ОБ ОСПАРИВАНИИ РЕШЕНИЙ КВАЛИФИКАЦИОННЫХ КОЛЛЕГИЙ СУДЕЙ О ПРИВЛЕЧЕНИИ СУДЕЙ СУДОВ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ К ДИСЦИПЛИНАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ», указал следующее:

«Конституция Российской Федерации, Федеральный конституционный закон "О судебной системе Российской Федерации", Закон Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", Федеральный закон "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации", Кодекс судейской этики определяют правовое положение судей судов общей юрисдикции и предъявляют к ним особые требования, соответствующие их высокому статусу носителей государственной власти, осуществляющих защиту прав и законных интересов граждан и организаций, а также государственных и общественных интересов при осуществлении правосудия.

Честное и добросовестное исполнение судьями профессиональных обязанностей, их независимость при принятии судебных решений гарантируют эффективное восстановление нарушенных прав, утверждают в обществе уверенность в справедливости, беспристрастности и независимости суда (преамбула).

При осуществлении правосудия следует соблюдать требования процессуального законодательства о порядке, сроках подготовки и назначения судебных заседаний.

Несовместимы с требованиями закона и профессиональной этики назначение в судах первой инстанции рассмотрения нескольких дел на одно и то же время, а также безосновательные отложения рассмотрения дел, в том числе в связи с их ненадлежащей подготовкой к судебному разбирательству.

Эти и подобные им нарушения умаляют авторитет судебной власти (п.8).

Большое значение имеют правильно и в соответствии с процессуальным законом проведенные судебные процессы по гражданским, уголовным и административным делам.

Деловая обстановка судебных заседаний, четко организованная работа воспитывают у граждан чувство уважения к суду и его решениям. Поэтому каждое судебное заседание должно проводиться в назначенное время и в соответствии с процессуальным законодательством. При этом судье надлежит принимать меры к максимальному сокращению сроков составления судебных актов, не допуская снижения их качества (п.9).

В судебном заседании судья должен быть облачен в мантию.

Судье при исполнении полномочий по отправлению правосудия следует соблюдать культуру поведения в процессе. Недопустимы резкое или грубое обращение судьи с участниками процесса.

Судья не должен проявлять высокомерия. Ему следует избирать вежливый и спокойный тон ведения судебного процесса, быть сдержанным, тактичным, с уважением, пониманием и терпением относиться к участникам судебного разбирательства и иным лицам, присутствующим в судебном заседании. Некорректное поведение граждан в здании суда или в судебном заседании не освобождает судью от обязанности быть тактичным, объективным и справедливым в отношении этих граждан.

Судья обязан вести судебный процесс таким образом, чтобы не допускать возможность возникновения повода для его отвода, поскольку обоснованный отвод судьи в этом случае ведет к отложению рассмотрения дела, перераспределению нагрузки между судьями, нарушению сроков рассмотрения дела и в конечном итоге к умалению авторитета судебной власти (п.10).

Необходимо постоянно улучшать качество составления судебных документов, в частности, решений и приговоров судов первой инстанции, приговоров и постановлений судов апелляционной инстанции, определений судов кассационной инстанции, определений и постановлений судов надзорной инстанции. Внимательность и аккуратность при изготовлении актов правосудия свидетельствуют об ответственном отношении судьи к своей работе, о стремлении к надлежащему осуществлению своих должностных обязанностей.

Судебные акты должны быть точными, понятными, убедительными и объективными по содержанию, не допускающими неясностей при исполнении. Немотивированные и неубедительные, небрежно составленные судебные акты, содержащие искажения имеющих значение для дела обстоятельств, порождают сомнения в объективности, справедливости и беспристрастности судей (п.12).

Сроки рассмотрения дел неразрывно связаны с правом на справедливое судебное разбирательство. В связи с этим неотъемлемой составляющей частью профессиональной этики судьи является соблюдение установленных законом процессуальных сроков рассмотрения судебных дел, жалоб и заявлений.

Нарушение судьями без уважительных причин процессуальных сроков по делам свидетельствует о пренебрежении ими служебными обязанностями и судейской этикой (п.13)». 

Согласно статьи 61 УПК РФ, лица, указанные в части первой настоящей статьи (судья, прокурор, следователь, дознаватель), не могут участвовать в производстве по уголовному делу также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела. 

Анализ вышеуказанных норм, положений, выявленных Конституционным Судом РФ, указаний Пленума ВС РФ, в их совокупности и системной взаимосвязи (применительно к данному делу), позволяет сделать вывод о том, что имеются обстоятельства, дающие мне основание полагать, что Вы – судья КАЛИНЬКО Виктор Григорьевич, предвзято (необъективно) относитесь к данному делу, т.е., основание сомневаться в Вашей беспристрастности по данному делу (в отношении меня - СЮСЮРА Виктора Леонидовича) и, следовательно, Вы подлежите отводу, ввиду следующего. 

1). Мне, в СИЗО-1, где я содержусь под стражей, вручили копию Постановления от 03.05.2011 за подписью судьи Краснодарского краевого суда КАЛИНЬКО В.Г. «О назначении судебного заседания» по данному материалу.

Полагаю, что это Постановление вынесли Вы, Ваша Честь - судья КАЛИНЬКО Виктор Григорьевич и исхожу из этого.

В данном Постановлении указано следующее – цитирую дословно: «…судья Краснодарского краевого суда КАЛИНЬКО В.Г., рассмотрев Постановление о возбуждении перед судом ходатайства о продлении срока содержания под стражей в отношении СЮСЮРА Виктора Леонидовича, обвиняемого в совершении 43 преступлений, предусмотренных частью 4 статьи 188 УК РФ… установил… ».

Прочитав такое, я был очень удивлен, так как согласно предъявленного мне обвинения, органами предварительного следствия я обвиняюсь в совершении 59 преступлений, предусмотренных частью 4 статьи 188 УК РФ, я подчеркиваю – именно 59, но никак не 43.

У меня сразу же возник вопрос – что бы это значило?  

И здесь, возможны три варианта:

- первый вариант – простая небрежность, граничащая с халатностью и полным безразличием – по принципу - какая разница сколько эпизодов вменяет мне следствие – 59 или 43,

- второй вариант – сознательное искажение фактов, ведь в действительности я обвиняюсь все же в совершении 59 преступлений,

- третий вариант – данное Постановление изготовлено не Вами.

            Второй и третий варианты я отверг сразу - как мало вероятные, хотя… все бывает и если я не прав (в том, что отверг эти варианты и не рассматриваю их, полагаю Вы, Ваша Честь, меня поправите).

            Остается первый вариант - небрежность. Я не знаю, может быть кого-то и устраивает, чтобы его дело рассматривал судья, который небрежно (невнимательно) относится к рассматриваемому делу, но меня это абсолютно не устраивает. Объективно, я не могу доверять такому судье и не доверяю. И логика в этом простая – если судья невнимателен в одном вопросе, то нет никакой гарантии, что он будет внимателен во всех других вопросах по рассматриваемому делу. Следовательно, у меня есть все основания сомневаться и я сомневаюсь в Вас – Ваша Честь. 

2). Согласно части 4 статьи 7 УПК РФ, определения суда, постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Согласно части 8 статьи 109 УПК РФ, ходатайство о продлении срока содержания под стражей должно быть представлено в суд по месту производства предварительного расследования либо месту содержания обвиняемого под стражей не позднее чем за 7 суток до его истечения. Судья не позднее чем через 5 суток со дня получения ходатайства принимает в порядке, предусмотренном частями четвертой, восьмой и одиннадцатой статьи 108 настоящего Кодекса, одно из следующих решений:

1) о продлении срока содержания под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и направления прокурором уголовного дела в суд, за исключением случая, предусмотренного частью шестой настоящей статьи;

2) об отказе в удовлетворении ходатайства следователя и освобождении обвиняемого из-под стражи.

            Как следует из Постановления от 03.05.2011, материал по постановлению руководителя следственной группы Старшего следователя Кореновского районного следственного отдела следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Краснодарскому краю младшего советника юстиции ВОРОБЬЕВА А.А. о возбуждении перед судом ходатайства о продлении мне срока содержания под стражей поступил в Краснодарский краевой суд - 29.04.2011. 

Предельный срок содержания меня под стражей (18 месяцев) истек 17.04.2011.

Дата истечения ранее установленного судом срока содержания меня под стражей – 10.05.2011.

            Конституционный суд Российской Федерации в Определении от 12.11.2008 № 1075-О-О по делу «Об отказе в принятии к рассмотрению Жалобы гражданина БАРАНОВА Михаила Викторовича на нарушение его конституционных прав частью восьмой статьи 109 и частью первой статьи 381 УПК РФ», указал:

«…В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин М.В. Баранов просит признать противоречащими статьям 21 (часть 1), 22 (часть 1), 45 (часть 2) и 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации примененные в его деле часть восьмую статьи 109 и часть первую статьи 381 УПК Российской Федерации, позволяющие, по его мнению, произвольно определять и считать не обязательными для соблюдения сроки направления в суд ходатайства следователя о продлении срока содержания обвиняемого под стражей.

Как следует из представленных материалов, в рамках находящегося в производстве следственного органа при УВД Тверской области уголовного дела М.В. Баранову было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных частью четвертой статьи 159, пунктом "б" части второй статьи 175 и частью второй статьи 326 УК Российской Федерации, и избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. Постановлением судьи Заволжского районного суда города Твери, вынесенным по ходатайству следователя от 19 сентября 2007 года, срок содержания М.В. Баранова под стражей, который истекал 23 сентября 2007 года, был продлен на два месяца. Суд кассационной инстанции, признав факт нарушения следователем установленного частью восьмой статьи 109 УПК Российской Федерации срока направления ходатайства в суд, вместе с тем оценил данный факт как не влекущий отмену решения суда первой инстанции. Надзорная жалоба защитника М.В. Баранова на данные судебные решения оставлена без удовлетворения.

В соответствии со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Возможность ограничения конституционного права на свободу и личную неприкосновенность прямо предусматривается статьей 22 (часть 2) Конституции Российской Федерации, допускающей применение по судебному решению ареста, заключения под стражу и содержания под стражей. Применение ареста в случаях и порядке, установленных законом, в частности для обеспечения того, чтобы арестованное лицо предстало перед компетентным судебным органом по обоснованному подозрению в совершении преступления либо в целях предотвращения совершения им преступления или побега, допускается и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (подпункт "c" пункта 1 статьи 5).

Приведенные нормы Конституции Российской Федерации и Конвенции о защите прав человека и основных свобод конкретизируются в положениях Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих применение заключения под стражу в качестве меры пресечения. В силу этих положений в их взаимосвязи продление срока содержания под стражей возможно лишь при наличии указанных в статье 97 УПК Российской Федерации достаточных оснований полагать, что обвиняемый скроется от дознания, предварительного следствия или суда, будет продолжать заниматься преступной деятельностью, может угрожать свидетелю, другим участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу (пункт 2.).

Согласно части восьмой статьи 109 УПК Российской Федерации ходатайство о продлении срока содержания под стражей должно быть представлено в суд не позднее чем за 7 суток до его истечения, а судья должен принять решение по ходатайству не позднее чем через 5 суток со дня его получения. Устанавливая такой порядок представления в суд ходатайства о продлении срока содержания под стражей, федеральный законодатель исходил из необходимости как обеспечения прав участников уголовного процесса, так и создания для судьи реальной возможности ознакомиться с представленными материалами, назначить судебное заседание, а также принять решение по существу ходатайства до истечения ранее назначенного срока содержания лица под стражей.

Норма части восьмой статьи 109 УПК Российской Федерации в системном единстве с другими нормами Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, допускающими продление срока содержания под стражей только в конституционно значимых целях, не может рассматриваться как нарушающая права заявителя. Напротив, она является дополнительной гарантией обеспечения права на свободу и личную неприкосновенность, поскольку предполагает направление в суд не произвольного, а обусловленного обстоятельствами конкретного дела ходатайства, т.е. требует подтверждения оснований применения данной меры пресечения достаточными данными, которые устанавливаются в соответствии с уголовно-процессуальным законом, и предусматривает принятие судом решения до истечения ранее назначенного срока содержания под стражей (пункт 2.1.)». 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в Определении от 13.02.2008 № 80-О08-3, указала:

«…По мнению прокурора положения, закрепленные в ч. 8 ст. 109 УПК, распространяются только на процедуру возбуждения перед судом ходатайства о продлении сроков содержания обвиняемых под стражей свыше 18 месяцев, когда предельные процессуальные сроки, предусмотренные ч. 3 ст. 109 УПК РФ заканчиваются в период ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела. Также прокурор, не соглашаясь с решением суда, принял во внимание только положения ч. 3 ст. 108 УПК РФ, на которые имеется ссылка в ч. 2 ст. 109 УПК РФ.

Данная позиция представления является ошибочной и противоречит части восьмой ст. 109 УПК РФ во взаимосвязи с иными положениями данной статьи и с положениями ч. 2, ч. 4, ч. 8, ч. 11 ст. 108 УПК РФ на которые имеется ссылка в ст. 109 УПК РФ.

По смыслу и структуре ст. 109 УПК РФ части 2 и 3 регулируют предельные сроки продления содержания под стражей; ограничения по категориям преступлений; должностных лиц уполномоченных обращаться с ходатайством о продлении срока содержания под стражей и судьи каких уровней должны принимать решения о продлении срока содержания под стражей и должностных лиц, дающих на это согласие; а часть 8 регулирует сроки подачи в суд ходатайства о продлении срока содержания под стражей, сроки и порядок рассмотрения ходатайства судьей и какие он должен принимать решения.

Часть 3 ст. 108 УПК РФ, на которую ссылается прокурор, указывает, какие требования должны предъявляться к ходатайству, возбуждаемому следователем и дознавателем, где в частности указано: "В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. К постановлению прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства".

В соответствии с ч. 8 ст. 109 УПК РФ судья Краснодарского краевого суда со дня получения ходатайства принимает решения в порядке, предусмотренном частями четвертой, восьмой и одиннадцатой статьи 108 УПК РФ, в которых предусмотрена процедура рассмотрения ходатайства судьей, дальнейшее движение постановления судьи и порядок обжалования в кассационной и надзорной инстанциях. Это свидетельствует о том, что данные положения закона должны выполняться при каждом продлении срока содержания под стражей: свыше 2-х месяцев, 6 месяцев, 12 месяцев и вплоть до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и направления прокурором уголовного дела в суд.

Таким образом, по смыслу части 8 ст. 109 УПК РФ во взаимосвязи с иными положениями данной статьи, ходатайство о продлении срока содержания под стражей должно быть представлено в суд не позднее чем за 7 суток до его истечения.

При таких обстоятельствах следует согласиться с судом, что при представлении в суд ходатайства о продлении срока содержания под стражей обвиняемому Щ. не были соблюдены положения части 8 статьи 109 УПК Российской Федерации, предписывающей представлять в суд ходатайство о продлении срока содержания под стражей не позднее чем за 7 суток до его истечения…». 

            Учитывая изложенное (в совокупности и системной взаимосвязи), полагаю, является очевидным и бесспорным то обстоятельство, что настоящий материал (ходатайство следствия о продлении мне срока содержания под стражей до 10.08.2011 включительно) должен был быть рассмотрен Краснодарским краевым судом в срок до 05.05.2011, т.е., не позже 04.05.2011 - не позднее чем через 5 суток получения судом ходатайства. Во всяком случае, судебное заседание по рассмотрению данного материала (ходатайства следствия) Вы, Ваша Честь, обязаны были назначить не позже даты - 04.05.2011.

Тем не менее, Вы, Ваша Честь – назначили судебное заседание по рассмотрению данного материала (ходатайства следствия) на 13.05.2011, что  не соответствует Закону.

            Возвращаюсь к Постановлению от 31.05.2007 № 27 Пленума Верховного Суда Российской Федерации, в котором Пленум указал:

«Честное и добросовестное исполнение судьями профессиональных обязанностей, их независимость при принятии судебных решений гарантируют эффективное восстановление нарушенных прав, утверждают в обществе уверенность в справедливости, беспристрастности и независимости суда (преамбула).

При осуществлении правосудия следует соблюдать требования процессуального законодательства о порядке, сроках подготовки и назначения судебных заседаний.

Несовместимы с требованиями закона и профессиональной этики назначение в судах первой инстанции рассмотрения нескольких дел на одно и то же время, а также безосновательные отложения рассмотрения дел, в том числе в связи с их ненадлежащей подготовкой к судебному разбирательству.

Эти и подобные им нарушения умаляют авторитет судебной власти.

Сроки рассмотрения дел неразрывно связаны с правом на справедливое судебное разбирательство. В связи с этим неотъемлемой составляющей частью профессиональной этики судьи является соблюдение установленных законом процессуальных сроков рассмотрения судебных дел, жалоб и заявлений.

Нарушение судьями без уважительных причин процессуальных сроков по делам свидетельствует о пренебрежении ими служебными обязанностями и судейской этикой». 

            Насколько мне известно, Вы, Ваша Честь, назначены судьей Краснодарского краевого суда Указом Президента РФ от 24.04.1995 N 400, исходя из чего, Ваш, Ваша Честь, стаж судьи краевого суда составляет более 16 лет. Одно только это обстоятельство позволяет мне утверждать, что Вы, Ваша Честь, не можете не знать вышеуказанных положений Закона и Указаний Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

            Поэтому у меня имеются все основания утверждать, что назначая дату судебного заседания по рассмотрению данного материала (ходатайства следствия) на 13.05.2011,  Вы, Ваша Честь, руководствовались чем угодно (чем конкретно – я не знаю), но только не Законом и совестью, что не соответствует требованиям Закона. 

Я не знаю, может быть кого-то и устраивает, чтобы его дело рассматривал судья, который при вынесении судебного Акта, руководствуется не Законом и совестью, а чем-то иным (чем именно – я не знаю), но лично меня это абсолютно не устраивает. Объективно, я не могу доверять такому судье и не доверяю.

При этом, обращаю отдельное внимание на то обстоятельство, что я не могу доверять и не доверяю судье, который, при вынесении судебного Акта, руководствуется неизвестными мотивами и обстоятельствами, при этом, лишая меня права на справедливое судебное разбирательство и пренебрегая своими служебными обязанностями и судейской этикой. 

Следовательно, у меня есть все основания сомневаться и я сомневаюсь в Вас – Ваша Честь. 

3). Согласно пункта «с» части 1 статьи 5 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод», каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом - законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения.

Согласно части 3 статьи 5 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод», каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом "c" пункта 1 настоящей статьи незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд.

Как следует из Постановления от 03.05.2011: «…судья Краснодарского краевого суда КАЛИНЬКО В.Г., рассмотрев Постановление о возбуждении перед судом ходатайства о продлении срока содержания под стражей в отношении СЮСЮРА Виктора Леонидовича, обвиняемого в совершении 43 преступлений, предусмотренных частью 4 статьи 188 УК РФ… установил… ходатайство следователя ВОРОБЬЕВА А.А. возбуждено в соответствии со статьями 108, 109 УПК РФ. Руководствуясь статьями 108, 109 УПК РФ, постановил назначить открытое судебное заседание по рассмотрению ходатайства руководителя следственной группы - Старшего следователя Кореновского районного следственного отдела следственного управления СК при прокуратуре РФ по Краснодарскому краю ВОРОБЬЕВА А.А. о продлении меры пресечения в виде содержания под стражей обвиняемому СЮСЮРЫ В.Л. на 13.05.2011 на 10 часов в помещении Краснодарского краевого  суда… меру пресечения СЮСЮРА Виктору Леонидовичу – заключение под стражу, ввиду большого объема дела оставить прежнюю до окончания рассмотрения ходатайства следователя о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу». 

Положения статей 108, 109 УПК РФ не предоставляют судье права, при рассмотрении вопроса о назначении судебного заседания по ходатайству следователя о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу, продлевать срок содержания под стражей, ранее установленный судом, до окончания рассмотрения ходатайства следователя о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу.

            Напротив, часть 8 статьи 109 УПК РФ прямо предписывает судье рассмотреть ходатайство следователя о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу до истечения этого срока содержания под стражей.

            Именно такое толкование положений части 8 статьи 109 УПК РФ дает и Конституционный суд Российской Федерации в Определении от 12.11.2008 № 1075-О-О по делу «Об отказе в принятии к рассмотрению Жалобы гражданина БАРАНОВА Михаила Викторовича на нарушение его конституционных прав частью восьмой статьи 109 и частью первой статьи 381 УПК РФ», которое я процитировал выше.

Повторюсь, дата истечения ранее установленного судом срока содержания меня под стражей – 10.05.2011.

Следовательно, Вы, Ваша Честь, не имели права «меру пресечения мне (СЮСЮРА Виктору Леонидовичу) – заключение под стражу, оставить прежнюю до окончания рассмотрения ходатайства следователя о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу», т.е., фактически продлевать данную меру пресечения после даты – 10.05.2011. 

Следовательно, оставление мне меры пресечения – заключение под стражу, до окончания рассмотрения ходатайства следователя о продлении мне меры пресечения в виде заключения под стражу, т.е., в части продления мне данной меры пресечения после даты – 10.05.2011) не соответствует требованиям части 4 статьи 7 УПК РФ, а, следовательно, является незаконным. 

Я утверждаю, что судья, который выносит незаконный судебный Акт (в данном случае, я имею ввиду Вас, Ваша Честь и Постановление от 03.05.2011 «О назначении судебного заседания» по данному материалу за Вашей подписью), руководствовался при этом чем угодно, но только не Законом и совестью.

Объективно, я не могу доверять такому судье и не доверяю. Следовательно, у меня есть все основания сомневаться и я сомневаюсь в Вас – Ваша Честь. 

            4). Согласно статьи 47 УПК РФ, обвиняемый вправе:

- представлять доказательства,

- заявлять ходатайства и отводы,

- давать показания и объясняться на родном языке или языке, которым он владеет,

- участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций, а также в рассмотрении судом вопроса об избрании в отношении его меры пресечения и в иных случаях, предусмотренных пунктами 1 - 3 и 10 части второй статьи 29 настоящего Кодекса. 

            Как следует из вышеизложенного, Постановлением от 03.05.2011 Вы, Ваша Честь, – фактически – продлили мне меру пресечения (заключение под стражу) после даты – 10.05.2011 – вне судебной процедуры (т.е., без судебного заседания).

Тем самым, Вы, Ваша Честь, – (при продлении мне меры пресечения после даты – 10.05.2011) фактически – лишили меня прав, предусмотренных статьей 47 УПК РФ, а именно: 

- представлять доказательства,

- заявлять ходатайства и отводы,

- давать показания,

- участвовать в судебном разбирательстве. 

При этом, мне не известны и не понятны мотивы, которыми Вы, Ваша Честь, руководствовались, лишая меня указанных прав, предусмотренных статьей 47 УПК РФ.  Учитывая изложенное, объективно, я не могу доверять Вам – Ваша Честь и не доверяю. 

            5). Согласно статьи 389.8 УПК РФ, подача апелляционной жалобы, приостанавливает приведение постановления в исполнение, за исключением случаев, предусмотренных статьей 311 и частью четвертой статьи 389.2 настоящего Кодекса.

            Я обжаловал Постановление от 03.05.2011 «О назначении судебного заседания» по данному материалу за Вашей подписью.

Насколько мне известно, мой защитник – адвокат ЛУГАНЦЕВ К.Н., так же, обжаловал Постановление от 03.05.2011 «О назначении судебного заседания» по данному материалу в полном объеме.

            Учитывая изложенное, исходя из положений статьи 389.8 УПК РФ, суд не вправе рассматривать данный материал до рассмотрения апелляционной инстанцией Краснодарского краевого суда указанных жалоб.

            Тем не менее, Вы, Ваша Честь, открыли настоящее судебное заседание и приступили к рассмотрению ходатайства следствия, что не соответствует Закону.

При изложенных обстоятельствах (совершении Вами, Ваша Честь, незаконных действий, а именно – проведении судебного заседания при отсутствии на то Законных оснований), объективно, я не могу доверять Вам – Ваша Честь и не доверяю. 

            6). Мне, в СИЗО-1, где я содержусь под стражей, вручили копию ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО Постановления от 05.05.2011 за подписью судьи Краснодарского краевого суда КАЛИНЬКО В.Г. «О назначении судебного заседания» по данному материалу.

Полагаю, что это Постановление вынесли Вы, Ваша Честь - судья КАЛИНЬКО Виктор Григорьевич и исхожу из этого.

В данном Постановлении указано следующее – цитирую дословно: «…с учетом большого объема дела, времени его поступления в Краснодарский краевой суд, начать и окончить рассмотрение ходатайства в короткие сроки, то есть до 10 мая 2011 года, не представляется возможным…».

            Я утверждаю, что данные, указанные Вами, Ваша Честь, обстоятельства, препятствующие рассмотрению ходатайства следствия в установленные Законом сроки – не соответствуют действительности и противоречат Закону ввиду следующего.

            Насколько мне известно, 11.05.2011 Вы, Ваша Честь, рассматривали аналогичные  (о продлении меры пресечения – содержание под стражей) ходатайства следствия в отношении других обвиняемых по уголовному делу № 184783, а именно, в отношении МОТИНА С.Г., ПАНЕШ А.М. и ХАРЕТЛУК А.Ю.

            При этом, указанные судебные заседания были проведены в городе Сочи.

            Так же, необходимо учитывать, что материалы по указанным ходатайствам (в отношении МОТИНА С.Г., ПАНЕШ А.М. и ХАРЕТЛУК А.Ю.), полагаю, объемом ничуть не меньше, чем данный материал в отношении меня, при этом МОТИН С.Г. обвиняется в совершении 85 преступлений, предусмотренных частью 4 статьи 188 УК РФ (против моих 59).

            Так что, с большой долей вероятности полагаю, что истинная причина препятствующая рассмотрению Вами, Ваша Честь, настоящего ходатайства следствия (в отношении меня) в установленные Законом сроки является не объем данного материала, а Ваша занятость в других делах. При этом необходимо учитывать территориальную отдаленность города Сочи от города Краснодара, что с учетом транспортной составляющей требует дополнительно значительного времени (переезд в город Сочи и обратно в  город Краснодар, а также время на отдых).

            Возможно, конечно, есть и иные причины, препятствующие рассмотрению Вами, Ваша Честь, настоящего ходатайства следствия (в отношении меня) в установленные Законом сроки, но мне они не известны (если таковые имеются), а Вы о них умалчиваете. 

            Согласно части 13 статьи 108 УПК РФ, не допускается возложение полномочий, предусмотренных настоящей статьей, на одного и того же судью на постоянной основе. Эти полномочия распределяются между судьями соответствующего суда в соответствии с принципом распределения уголовных дел.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 31.05.2007 № 27 «О ПРАКТИКЕ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ ДЕЛ ОБ ОСПАРИВАНИИ РЕШЕНИЙ КВАЛИФИКАЦИОННЫХ КОЛЛЕГИЙ СУДЕЙ О ПРИВЛЕЧЕНИИ СУДЕЙ СУДОВ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ К ДИСЦИПЛИНАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ», указал следующее:

«Отправление правосудия невозможно без четкой организации работы аппаратов судов. Неправильная организация руководителями суда работы суда и его аппарата умаляет авторитет судебной власти.

В работе судов не должно быть случаев волокиты, грубости и невнимательного отношения к гражданам.

Председатели судов и их заместители обязаны обеспечивать равномерное распределение служебной нагрузки среди судей и работников аппарата суда». 

            Учитывая изложенное, смею утверждать, что Вы, Ваша Честь, не можете не знать вышеуказанных положений Закона и Указаний Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 

            В связи с изложенным, смею утверждать, что Вы, Ваша Честь, не имели ПРАВА принимать к своему производству указанные материалы в отношении одновременно – меня, МОТИНА С.Г., ПАНЕШ А.М. и ХАРЕТЛУК А.Ю. (и при этом, цинично ссылаться на несуществующие обстоятельства, якобы мешающие Вам принимать Законные процессуальные решения).

            Тем не менее, Вы, Ваша Честь, и в данном вопросе поступили вопреки Закону.

            Учитывая выше изложенное, смею утверждать, что Вы, Ваша Честь, действуете абсолютно последовательно, нарушая Закон.

К тому же согласно ч.2 ст.61 УПК РФ судья не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе данного уголовного дела.

По мнению Председателя Верховного Суда  В.М. Лебедева, изложенного в комментарии к ст.61 УПК РФ указанно, что к числу обстоятельств, свидетельствующих о личной заинтересованности лица в исходе дела, может относиться наличие неприязненных отношений, личная заинтересованность порождаемая чувствами мести, страха и вины.           Известно, что мною в адрес Генерального прокурора РФ и председателя СКР  11 мая т.г. направленно заявление о принятии решения в соответствии со статьей 144 и 145 УПК РФ в отношении к судье Калинько В.Г. , которым 3 и 5 мая приняты заведомо неправосудные решения ставшие причиной незаконного лишения меня свободы. Это заявление опубликовано в интернете.

            Совершенно очевидно, что судья Калинько понимает, что исходя из требований закона он, рано или поздно, будет привлечен к уголовной ответственности за совершенное преступление.

Продолжение...

 

 

Просмотров (16752)

Отзывы посетителей

Страницы: 1  2  3  

22.06.2011 участник
В сентябре 2005 года офицер транспортной милиции Аганикян Лева действительно был на поминках в ресторане, где его называли Алексей.
04.06.2011 россиянин
Антинародные суды, прокуроры и следователи, ровно такие, какими их хочет видеть власть придержащих. И стоят они как оловянные солдатики на вытяжку не перед законом, а перед властью.
01.06.2011 БЭП
Аганикян знал Тугуза с 2003 года, когда был назначен замом в аэропорт и занимался с ним перевозками икры.
28.05.2011 активный пользователь
Вот ответы на многие вопросы, с которыми генерал Сюсюра В.Л. обращается к Президенту Медведеву Д.А. Читайте и выводы делайте сами! 21:55 Четверг, 21 июля 2005 Раздел: Новости В Адыгее обнаружена "черная дыра" в государственной границе На юге России набирает обороты уголовное дело, которое можно назвать - более чем громким. Через военный аэродром в Адыгее в страну можно было привезти с Ближнего Востока любой груз безо всякого контроля и ограничений. В такое сначала не поверили даже многое видавшие оперативники Департамента экономической безопасности МВД и сотрудники Следственного комитета. Репортаж Романа Мельника. Расхожая шутка - "Дайте мне в аренду метр государственной границы. Немного, лишь бы чемодан проходил". Только мерили контрабанду совсем не чемоданами. Павел Зайцев, следователь по особо важным делам Следственного комитета МВД РФ: "Доставлялась контрабанда самолетами. Было установлено, что за день на аэродром прибывало два-три, а иногда четыре самолета с контрабандным товаром". Эта история тянется с октября 1996 года, когда решением правительства России, одна из взлетно-посадочных полос военного аэродрома под Майкопом была передана в двойное подчинение - и гражданским, и военным. По просьбе правительства Адыгеи, на базе аэродрома в станице Ханская планировалось создать международный аэропорт, обустроить таможенный и пограничный посты, организовать досмотр и контроль грузов, багажа и пассажиров. Мечта о международном аэропорте в Адыгее сбылась. Но с небольшими купюрами. Одна из полос аэродрома действительно принимает международные чартерные рейсы. А вот о контроле - пока речь не идет. Павел Зайцев, следователь по особо важным делам Следственного комитета МВД РФ: "К сожалению, у нас есть доказательства того, что эти товары не досматривались и таможенное оформление происходило с грубейшим нарушением таможенного законодательства". Таможенников не насторожило даже то, что большая часть грузов декларировалась как "искусственные нити", а заказчиков чартерных рейсов - всего два, и те - не текстильные фабрики, а международные туристические фирмы "Джавад" и "Игаб". Обе контролируются выходцами из арабских стран. Среди подозреваемых - граждане Палестины и Ливана. География поставок - тоже впечатляет. Александр Воробьев, начальник отдела ДЭБ МВД РФ: "Функционировал канал нелегального ввоза товаров из Турции, Италии, Арабских Эмиратов, Ливана, Египта". Чтобы распутать клубок этих самых "искусственных нитей", оперативникам пришлось применить весь свой арсенал. Побывали даже в Турции и сами стали заказчиками одного из чартеров-невидимок. Причем товар намеренно выбрали такой, что без специального разрешения ввезти его в страну - невозможно. Детские вещи и нижнее белье. Павел Зайцев, следователь по особо важным делам Следственного комитета МВД РФ: "Сдали арабам, получили квитанции. Через некоторое время эти тюки с этим товаром они смогли получить в Краснодаре на складах. И по внешнему виду можно было делать вывод, что эти тюки не досматривали и никто их не вскрывал". Контрабандный канал обслуживал не только арабских хозяев. Брали заказы и со стороны. Пока следствие установило, какие товары ввозили в страну эти сторонние фирмы. Что ввозили арабы - неизвестно. Павел Зайцев, следователь по особо важным делам Следственного комитета МВД РФ: "Становится страшно от сознания того, что за несколько последних лет буквально, каждый день на аэродром военный российский прибывали самолеты с товаром, поставка которых организовывали арабы. Можно сделать вывод, что арабы могли ввезти все, что угодно, любой товар, любую вещь без какого-либо контроля". Показательно, что черная дыра в российской границе пульсировала всего в 400 километрах от границы с Чечней. Но есть ли связь между арабскими наемниками в Чечне и арабским каналом доставки контрабанды? - это еще предстоит установить следствию, которое только набирает обороты. Несколько дней назад по всему Южному федеральному округу прошли обыски и выемки документов. Свидетелями по делу уже проходят более 80 человек. Александр Воробьев, начальник отдела ДЭБ МВД РФ: "В том числе следы ведут в Москву. Здесь была фирма, которая тоже помогала организовывать всю эту контрабандную схему". Уже сейчас понятно, что без серьезного прикрытия со стороны государственных чиновников самых разных уровней такой масштабный канал контрабанды не мог существовать долго. Следователи намерены найти всех, кто грелся в этом оазисе абсолютно свободного предпринимательства. http://www.1tv.ru/news/crime/97302
26.05.2011 Сотрудник
Виктор Леонидович. Потребуйте допросить милиционеров на вахте при входе в здание. Я сам неоднократно был свидетелем как примерно в 2005 году в АЧ УВДТ приходил мужчина около 40 лет выше среднего роста, который представлялся Василием и просил постовых сообщить о нем Аганикяну и Коржу. Иногда Аганикян сам выходил к нему.
26.05.2011 Petr(Тихорецк)
Все в АЧ знают - Лева(Леша) старый проныра и жулик, который мимо зеленой бумажки не пройдет! Думаете его просто так с позором Сюсюра выгнал из милиции!!!!!!!!!!!!!
25.05.2011 сотрудник
Аганикян, работая в аэропорту Краснодар занимался перевозками грузов не только с Тугузом, но и с армянами из Еревана и Краснодара.
24.05.2011 Журналист
Такие неправосудные решения перечеркивают закон и права человека. Все это являются доказательством необходимости контроля за правосудием в России.
23.05.2011 Судья

То, что творит судья Калинько, не только находится за пределами права, за гранью здравого смысла и судейской этики, но и перечеркивает Конституцию и законы России.

23.05.2011 постовой
Аганикян и Корж всегда просили не записывать мужчину по имени Василий в журнал. Как правило Корж просил пропустить адыгейца к нему, а Аганикян выходил сам.
22.05.2011 Адвокат(Москва)
Без команды из Москвы главные правоохранители Кубани-Чернов, Коржинек и Ткачев никогда, причем поразительно дружно, согласованно и противозаконно не рискнули лишать генерала Сюсюру доступа к правосудию, запретив ему подавать жалобы в порядке ст. 125 УПК, не стали содержать под стражей когда истек срок содержания, не допускали к проведению экспертиз коммерсантов, не являющихся экспертами, не назначали судебные заседания через неделю после того как истек срок содержания под стражей и не содержали под стражей свыше 18 месяцев во время проведения следственных действий. Так что след Москвы налицо.
21.05.2011 прораб
Этоже кто должен был дать команду не обращать внимание на законность, чтобы следствие, прокуратура и суд выпрыгивали в этом беззаконии из штанов чтобы угодить хозяину «Телефона»?
21.05.2011 подполковник АЧ
Кто дал команду сделать крайним генерала милиции, который единственный в стране рискнул задержать контрабандистов? Все очень просто. Читайте показания Мссауи Х и Амхаза М.!
21.05.2011 Вован
Сохранение взяточника и лжесвидетеля Симакова в полиции доказательство того, что мафия бессмертна и ее нельзя победить, а можно только возглавить.
20.05.2011 правозащитник
Такой правовой беспредел в отношении генерала милиции возможен только в России с ее исключительно телефонным правом
20.05.2011 юстиция
Кто-то подставляет авторитет руководителей страны незаконными, бездарными и крайне глупыми решениями по уголовному делу.
20.05.2011 Совесть
Когда организаторы контрабанды с 2006 года утверждают, что организовывали контрабанду на территории всей России благодаря руководителям ФСБ, ФСО, Генеральной прокуратуры и МВД России, делать крайним начальника УВДТ не только противозаконно, но и некорректно, и глупо.
20.05.2011 следователь
Если генерал Сюсюра В.Л. уже в суде требует, чтобы допросили Путина В.В., Золотова В.В., Чайку Ю.Я., Нургалиева Р.Г. и других в качестве свидетелей, которых контрабандисты называют своими пособниками, а генерал считает это провокацией следствия, оклеветавшего в начале высших должностных лиц государства, а затем и его, ему не имеют права согласно УПК РФ отказать в этом ходатайстве
20.05.2011 Сотрудник(Сочи)
Как и на что рассчитывает этот конченный грешник и лжесвидетель Шурупов? Спрятаться в суде под псевдонимом? Или спрятаться другим оперативным путем? Ха-Ха…
19.05.2011 Журналист
Российский канал и СКР перед судом трусливо убрали со своих сайтов незаконный, лживый сюжет клеветы на генерала, значит чувствуют вину.

Страницы: 1  2  3  

Написать отзыв

Имя*

Город

Текст*


Введите текст с картинки

* - отмеченные поля являются обязательными для заполнения
Сообщение будет опубликовано после проверки его модератором

Все новости