syusyura.ru
Официальный сайт пресс-центр генерала Сюсюра «Справедливость»
 

Возражения адвоката Коротченко Ю.Н.на ходатайство следователя о продлении срока содержания обвиняемого под стражей

12.11.2010

 В Краснодарский краевой суд

От Коротченко Ю.Н., адвоката Октябрьского 

филиала г. Краснодара КККА в защиту интересов

обвиняемого Сюсюра Виктора Леонидовича

г. Краснодар, ул. Мира 29, тел.: 918 33333 10

  

ВОЗРАЖЕНИЯ

на ходатайство следователя о продлении срока содержания обвиняемого под стражей

  Старший следователь Кореновского районного следственного отдела СУ СК при прокуратуре РФ обратился в Краснодарский краевой суд с постановлением о возбуждении перед судом ходатайства о продлении срока содержания под стражей обвиняемому Сюсюра Виктору Леонидовичу свыше 12 месяцев и 24 суток.

          Полагаю, вышеуказанное постановление следователя является незаконным и необоснованным, приведенные обстоятельства не соответствуют действительности, являются надуманными, голословными и этому есть достаточно много подтверждений.

1.  Совсем недавно, а именно 07 октября сего года, Краснодарским краевым судом уже рассматривалось предыдущее ходатайство следователя о продлении Сюсюра В.Л. срока содержания под стражей на 24 суток.

   Мотивируя необходимость именно такого срока продления стражи, следователь и в тексте своего ходатайства и в самом суде указал на необходимость выполнения ряда следственных действий, в том числе ознакомления обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела (не менее 110 томов) и на необходимость не позднее 25 суток до истечения срока содержания обвиняемых под стражей составить обвинительное заключение и представить уголовное дело прокурору для утверждения обвинительного заключения.

 Напомню, что тогда защита обратила внимание суда на попытку следствия ввести суд в заблуждение путем предоставления «мягко говоря» не совсем достоверных сведений относительно основания продления Сюсюра В.Л. срока содержания под стражей.

 Так защита заявила об отсутствии в уголовно-процессуальном законодательстве такого основания продления срока содержания под стражей, как необходимость проведения следственных действий. Ведь известно, что необходимость проведения следственных действий может быть основанием только для продления срока предварительного расследования. Кроме того, защита Сюсюра В.Л. поставила под сомнение достоверность сведений следователя о реальной возможности выполнения приведенного объема следственных действий всего за 24 суток, ведь именно на этот срок следователь просил продлить Сюсюра В.Л. срок содержания под стражей и именно этот срок следователь указывал, как достаточный для производства всех запланированных следственных действий и направления уголовного дела прокурору вместе с обвинительным заключением.

Тогда, огласив резолютивную часть своего постановления, которым ходатайство следователя было удовлетворено, суд пояснил, что основной причиной, по которой принято решение удовлетворить ходатайство следователя – это незначительность срока, на который следователь просил продлить содержания Сюсюра В.Л. под стражей, всего 24 суток.          

Однако, ровно через месяц с того последнего продления Сюсюра В.Л. срока содержания под стражей мы все опять собрались для рассмотрения очередного ходатайства следователя о продлении Сюсюра В.Л. срока содержания под стражей. Причем, в обоснование очередного продления Сюсюра В.Л. срока содержания под стражей, следователь по-прежнему указывает на проведение абсолютно тех же самых следственных действий. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что еще месяц назад мы были правы на все 100 %, указывая на недопустимость в качестве основания продления срока содержания под стражей приводить необходимость проведения следственных действий. И при этом совсем не важен срок истребуемый следователем для продления стражи. Ведь уголовный процессуальный кодек РФ не ставит проведение ни одного следственного действия в зависимость от вида избранной меры пресечения. Ведь время нахождения Сюсюра В.Л. под стражей ни как не должно зависеть от того, что планирует сделать следователь по уголовному делу и насколько следователь добросовестно относится к своей работе для выполнения всего запланированного.

Таким образом, по прошествии очень короткого промежутка времени, надеюсь уже стало понятно абсолютно всем, что и нынешний довод следствия о необходимости продления Сюсюра В.Л. срока содержания под стражей для необходимости проведения следственных действий не выдерживает никакой критики, является надуманным, не соответствующим требованиям УПК РФ и не должен учитываться судом при принятия решения по ходатайству о продлении срока содержания под стражей.

 2. Как уже неоднократно указывалось ране, ч.3 ст. 109 УПК РФ устанавливает, что срок содержания под стражей свыше 12 месяцев может быть продлен лишь в исключительных случаях.   

Именно поэтому следователь в своем ходатайстве попытался обосновать наличие таких исключительных случаев и в уголовном деле Сюсюра В.Л.

Однако, даже поверхностное ознакомление с ходатайством следователя свидетельствует о том, что в действительности какая-либо исключительность для необходимости дальнейшего продления Сюсюра В.Л. срока содержания под стражей вообще отсутствует.

Так следователь под исключительными обстоятельствами для продления срока содержания Сюсюра В.Л. под стражей на срок свыше 12 месяцев просит признать:

 - особую сложность уголовного дела, обусловленную множественностью эпизодов;

- большой объем уголовного дела (не менее 110 томов).

    Вот и все! Других обстоятельств, следователь суду не приводит!

  Давайте проанализируем, может ли  особая сложность уголовного дела и большой объем уголовного дела быть признаны теми самыми исключительными случаями, обязательное наличие которых законодатель ставит в зависимость  от возможности продления срока содержания под стражей свыше 12 месяцев?

Во-первых, в нашем случае особая сложность уголовного дела как раз и заключается в большом объеме уголовного дела. Поэтому совершенно очевидно, что особая сложность уголовного дела и большой объем уголовного дела это одно и то же, но разными словами. Таким образом, в действительности следователь привел суду только одно обстоятельство – это особая сложность уголовного дела.

 Во-вторых, по смыслу требований ст. 109 УПК РФ, законодатель не только не отождествляет понятия «особая сложность уголовного дела» и «исключительные случаи», а наоборот даже их разделяет.

 Так, наличие «особой сложности уголовного дела» в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 109 УПК РФ может свидетельствовать только о возможности продления срока содержания под стражей на срок, не превышающий 12 месяцев. В то время, как в соответствие с ч. 3 ст. 109 УПК РФ для возможности содержания под стражей свыше 12 месяцев требуется уже не особая сложность уголовного дела, а наличие только исключительных случаев.

С учетом изложенного совершенно очевидно, что следователь в своем ходатайстве вообще не привел не только доказательств наличия каких-либо исключительных случаев, позволяющих в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства ставить вопрос о возможности продления Сюсюра В.Л. срока содержания под стражей свыше 12 месяцев, но и вообще на них даже не сослался. В действительности законных оснований для продления Сюсюра В.Л. срока содержания под стражей на срок свыше 12 месяцев нет вообще.    

   3.  Ранее продлевая срок содержания Сюсюра В.Л. под стражей, вывод о вине Сюсюра В.Л. в совершении особо тяжкого преступления районные суды делали исключительно исходя из позиции следствия о возможной его причастности к совершению контрабанды изложенной в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.

Совершенно очевидно, что и сейчас при рассмотрении вопроса о продлении Сюсюра В.Л. срока содержания под стражей свыше 12 месяцев, вывод о причастности Сюсюра В.Л. к контрабанде суд будет делать исключительно руководствуясь представленной последней редакцией постановления о привлечении Сюсюра В.Л. в качестве обвиняемого от 26 октября 2010 г.

Именно поэтому защита считает необходимым не  затрагивая вопрос недоказанности вины Сюсюра В.Л. в совершении какой-либо контрабанды, остановиться на нарушениях следователем установленного законом порядка предъявления обвинения и обратить внимание суда на полное отсутствие достаточных данных о причастности Сюсюра В.Л. к инкриминируемой ему контрабанде.

 Ведь по смыслу требований ст. 109 УПК РФ обвинение Сюсюра В.Л. в совершении особо тяжкого преступления само по себе не может быть основанием для очередного продления срока содержания под стражей.

Ведь известно, что ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей подлежит рассмотрению в порядке, предусмотренном ст. 108 УПК РФ.

А в соответствии с п. 19 рекомендаций постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 г. № 22, в постановлении о рассмотрении ходатайства в порядке статьи 108 УПК РФ суду следует дать оценку соблюдения порядка привлечения лица в качестве обвиняемого и предъявления ему обвинения, регламентированного главой 23 УПК РФ, а также убедиться в достаточности данных об имевшем место событии преступления и о причастности к нему подозреваемого не входя в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом преступлении.

 Итак, говоря о соблюдении порядка привлечения Сюсюра В.Л. в качестве обвиняемого и предъявлении ему обвинения, отмечаем грубое нарушение требований уголовно-процессуального законодательства РФ.

В соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 171 УПК РФ в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого должны быть указаны: «описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с пунктами 1-4  части первой статьи 73 настоящего Кодекса».

Как следует из новой, самой последней редакции постановления о привлечении Сюсюра В.Л. в качестве обвиняемого от 26.10.2010 г., объем инкриминируемых ему действий существенно уменьшен.

 Так Сюсюра В.Л. уже не инкриминируется получение денежного вознаграждения за покровительство контрабандного канала и не инкриминируются действия по предупреждению соучастников о проверках проводимых правоохранительными органами.

 Однако следователь по-прежнему полагает, что якобы преступные действия Сюсюра В.Л. заключаются в том, что он осуществил перемещение контрабанды в зоне действия таможенных постов «Аэропорт Сочи» и «Аэропорт Майкоп», обеспечил выпуск товаров в свободное обращение, используя служебное положение незаконно пресекал правомерные действия должностных лиц транспортной милиции по выявлению контрабанды и запрещал проведение оперативной работы в этом направлении.

При этом, дав описание вменяемых Сюсюра В.Л. деяний, являющихся по версии следствия преступлением, в нарушение установленного законом порядка следователь не указал в постановлении времени, места, а также иных обстоятельств их совершения.

Из постановления о привлечении Сюсюра В.Л. в качестве обвиняемого от 26.10.2010 г. невозможно установить когда, где и при каких обстоятельствах Сюсюра В.Л. осуществил перемещение контрабанды. Невозможно установить когда, где и при каких обстоятельствах обеспечил выпуск товаров в свободное обращение. Невозможно установить когда, где, при каких обстоятельствах и чьи именно правомерные действия были пресечены. Невозможно установить когда, где, при каких обстоятельствах и кому именно было запрещено проведение оперативной работы по выявлению контрабанды.

 Представляется, что не указание в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от 26.10.2010 г. времени, места и иных обстоятельств совершения Сюсюра В.Л. инкриминируемых деяний, является прямым нарушением требований п.4 ч.2 ст. 171 УПК РФ о порядке предъявления обвинения.

  Не могу не обратить внимание уважаемого суда и на грубейшие нарушения следователем требований ст. 172 УПК РФ, регламентирующей действия, которые должен совершить следователь при осуществлении процедуры предъявления обвинения.

  Казалось бы, законодатель и так более чем понятно и доходчиво указал, что следователь обязан известить обвиняемого о дне предъявления обвинения и при этом разъяснить ему право самостоятельно пригласить защитника. Законодатель более чем понятно и доходчиво указал на то, что следователь обязан вручить обвиняемому и его защитнику копию постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Казалось бы, что сложного, читай закон и выполняй его требования.

 Но все не так оказывается просто в нашем уголовном деле. Может именно в этом и заключается его «особая» сложность, о которой следователь говорит в своем ходатайстве о продлении срока содержания под стражей?

 26 октября 2010 г. с самого начала предъявления Сюсюра В.Л. обвинения в очередной новой редакции стало ясно, что следователь не намерен делать даже видимость соблюдения прав Сюсюра В.Л. на защиту, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством.

  На законный вопрос Сюсюра В.Л. почему, как требует ч.2 ст. 172 УПК РФ его заранее не известили о дне предъявления обвинения и не разъяснили право самостоятельно пригласить защитника, следователь ответил, что это вопрос не к нему.

На заявление Сюсюра В.Л. о нарушении его прав на защиту ввиду не вручения, как того требует ч.8 ст. 172 УПК РФ ему и его защитнику копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого следователь ответил, что не обязан представлять копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого одновременно обвиняемому и его защитнику, при этом добавил, что копии делает за свой счет и ему это ни кто не оплачивает.

На вопрос Сюсюра В.Л., почему представленное для ознакомления ориентировочно на трехстах листах постановление о привлечении в качестве обвиняемого не только не прошито, а листы даже не пронумерованы, следователь ответил, что он это делать не обязан, так как закон ему этого не предписывает.

Естественно, 26 октября 2010 г. перед началом допроса в качестве обвиняемого Сюсюра В.Л. и его защитник настояли на включение в протокол допроса в качестве обвиняемого сведений о допущенных нарушениях уголовно-процессуального законодательства при предъявлении обвинения и заявили ходатайство о предоставлении Сюсюра В.Л. в полном соответствии с требованиями ч.8 ст. 172 УПК РФ копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

 На сегодняшний день ни Сюсюра В.Л., ни его защитник так и не уведомлены о результате рассмотрения заявленного ходатайства, копию постановления о привлечении в качестве обвиняемого в нарушение требований УПК РФ следователь Сюсюра В.Л. так и не вручил.

 Стоит добавить, что следователь, предъявлявший Сюсюра В.Л. обвинение в новой редакции, ранее неоднократно самым существенным образом уже нарушал права Сюсюра В.Л. Так этот же следователь ранее пытался прервать свидание Сюсюра В.Л. с защитником в ИВС г. Сочи и фактически его прервал, мотивируя неожиданно возникшей необходимостью проведения следственного действия – ознакомление с заключением эксперта. Этот же следователь, после того, как Сюсюра В.Л. имел свидание с правозащитниками, в СИЗО г. Армавира внес в протокол следственного действия не соответствующие действительности сведения о том, что у Сюсюра В.Л. и его защитника по окончании следственного действия не поступили заявлений, ходатайств и замечаний на протокол и о том, что якобы Сюсюра В.Л. и его защитник отказались расписываться в протоколе, при этом, не дав этот протокол Сюсюра В.Л. и его защитнику даже в руки несмотря на настоятельные просьбы. Данный факт засвидетельствован имеющейся в следственном кабинете СИЗО г. Армавира видеокамерой. Сюсюра В.Л. неоднократно обращался и в Генеральную прокуратуру РФ и в СКП РФ с просьбой дать правовую оценку таким действиям следователя. К сожалению, какой-либо ответ так и не поступил. Неоднократные заявления Сюсюра В.Л. и его защитника об отводе этого следователя от участия в уголовном деле оставлены без удовлетворения.

 Таким образом, уважаемый суд, совершенно очевидно, что допущенные нарушения прав Сюсюра В.Л. при предъявлении обвинения это к сожалению не исключение из правил, а сложившаяся закономерность.

 Тем не менее полагаем, что указанные нами нарушения порядка предъявления обвинения Сюсюра В.Л. свидетельствуют об отсутствии достаточных данных об имевшем место событии преступления и должны вести к отказу в удовлетворении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей.

  Кроме того, в настоящий момент есть очень большие сомнения и в наличии достаточных данных о причастности Сюсюра В.Л. к контрабанде.

 Не буду повторять диспозицию статьи 188 УК РФ, суду она и так прекрасно известна, но обращу Ваше высокое внимание но то, что товары, перемещенные через таможенную границу Российской Федерации с обманным использованием документов и т.п. могут быть признаны контрабандой только после вступления в законную силу соответствующего обвинительного приговора суда.

 Как известно, в нашем деле еще идет только предварительное расследование. В порядке предусмотренном законом еще не установлено, что перемещенный через таможенную границу РФ в аэропортах Сочи и Майкопа товар является контрабандой. Именно поэтому обвинение Сюсюра В.Л. в перемещении не товаров через таможенную границу РФ с обманным использованием документов, а в перемещение контрабанды в зоне таможенного поста (именно так указанно в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого) не только противоречит диспозиции ст. 188 УК РФ, но и свидетельствует о его полной непричастности к совершению самой контрабанды.

 Не могу не обратить внимание суда на несостоятельность еще одного вывода следствия в обоснование якобы имеющейся причастности Сюсюра В.Л. к контрабанде. Это вывод о том, что Сюсюра В.Л., являясь сотрудником милиции, замечу - не таможни, цитирую: «обеспечил выпуск товаров в свободное обращение».

Такое утверждение следователя не выдерживает ни какой критики. Общеизвестно, и   это прямо вытекает из Главы 16 Таможенного Кодекса РФ, что выпуск товаров в свободное обращение осуществляется не сотрудниками милиции, а таможенными органами. Из ст. 362 Таможенного Кодекса РФ, в редакции действовавшей на момент инкриминирования Сюсюра В.Л. преступлений следовало, что права сотрудников милиции в зонах таможенного контроля были существенно ограничены. В таких зонах сотрудники милиции не могли даже находиться без разрешения таможенных органов и без их непосредственного надзора. Следователь просто не может об этом не знать.

С учетом изложенного совершенно очевидно, что только в силу одного того, что Сюсюра В.Л. являлся сотрудником милиции, а не работником таможни (надеюсь, что это общеизвестно и не нужно доказывать) он совершенно не имеет ни какой причастности к обеспечению выпуска товаров в свободное обращение, а значит не причастен и к контрабанде в целом.

 Явно надуман вывод следствия и о якобы имеющейся причастности Сюсюра В.Л. к контрабанде в аэропорту «Майкоп», который, как указал в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого сам следователь, действовал на базе военного аэродрома «Ханская».

 Совершенно очевидно, что следователь не может не знать, что на военных аэродромах не имеются подразделения транспортной милиции. Транспортная милиция военные аэродромы не обслуживает.

 Достаточно было внимательно посмотреть положение о Линейном пункте милиции в аэропорту Майкоп, чтобы понять, что ни каких подразделений транспортной милиции в аэропорту «Майкоп» на базе военного аэродрома «Ханская» нет и ни когда не было. 

Согласно действовавшему на тот момент Приказу МВД РФ № 671 от 21.06.2000 г. не являются объектами оперативного обслуживания органов внутренних дел на транспорте аэропорты и посадочные площадки, где не имеется подразделений транспортной милиции.

 С учетом изложенного совершенно очевидно, что если в аэропорту Майкоп (Ханская) не было подразделений транспортной милиции и он не относился к зоне оперативного обслуживания транспортной милиции, то Сюсюра В.Л. и любой его подчиненный не имели ни каких служебных полномочий в этом аэропорту. Следовательно, Сюсюра В.Л. и любой другой сотрудник транспортной милиции, не имели ни каких законных оснований для осуществления оперативной деятельности на территории этого военного аэропорта. 

Таким образом, пожалуй ни у кого не должно остаться сомнений, что полностью отсутствует причастность Сюсюра В.Л. к инкриминируемой ему контрабанде в аэропорту Майкопа.

Если в настоящий момент обвинение Сюсюра В.Л. не только не соответствует действующему уголовному закону, но и не устанавливает причастность Сюсюра В.Л. к инкриминируемому преступлению, то у суда пожалуй нет ни каких юридических оснований при рассмотрении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей свыше 12 месяцев учитывать его субъективную позицию как лица призванного осуществлять только уголовное преследование, о тяжести предъявленного Сюсюра В.Л. обвинения.

 Кроме того, дополнительно еще раз обращаю Ваше внимание уважаемый суд, что именно в связи с тем, что в Российском уголовном судопроизводстве на стадии предварительного расследования тяжесть обвинения определяется следователем и судом не контролируется Европейский Суд по правам человека неоднократно указывал, что тяжесть предъявленного обвинения не может являться законным основанием для продления срока содержания под стражей.

Ведь мера пресечения всегда применяется в отношении лица, вина которого вступившим в законную силу приговором еще не установлена. Ведь мера пресечения – это не уголовное наказание и не может состоять в прямой зависимости от тяжести содеянного обвиняемым. Само по себе избрание и продление меры пресечения – не обязанность, а право органов предварительного расследования и суда. Следовательно, само по себе подозрение либо обвинение лица в совершении преступления – еще не повод к избранию меры пресечения в виде заключения под стражу и последующего продления срока содержания под стражей. 

Так например, в решении по делу «Гусев против России» Европейский Суд по правам человека указал:

«российские суды при принятии решений о заключении заявителя под стражу и продлении срока содержания под стражей не рассматривали конкретные факты дела, лишь полагались на тяжесть обвинения. Это основание является недостаточным с точки зрения Суда для того, чтобы содержать заявителя под стражей, тем более что в российской системе тяжесть обвинения определяется прокуратурой и не контролируется судом вплоть до вынесения приговора по делу, что дает обвинению практически неограниченные возможности предопределять судебные решения о содержании обвиняемых под стражей в нарушение ст. 5(3) Конвенции» (см. Жалоба № 67542/01; Решение от 15.05.2008).

        С учетом изложенного, ссылка следователя на тяжесть предъявленного обвинения в обоснование необходимости продления срока содержания под стражей свыше 12 месяцев является незаконной и не должна учитываться судом при рассмотрении его ходатайства о продлении срока содержания под стражей.

 Справедливость приведенных доводов нашла блестящее подтверждение и в ходе расследования нашего уголовного дела.

 Известно всем, ведь об этом много писали в разного рода СМИ, что вместе с Сюсюра В.Л. был задержан и его подчиненный Андрей Шурупов. Шурупову также, как и Сюсюра В.Л. было предъявлено обвинение в совершении 44 эпизодов контрабанды предусмотренных ч.4 ст. 188 УК РФ. Это обстоятельство позволило следствию со ссылкой на тяжесть предъявленного обвинения почти год назад обратиться в Басманный районный суд г. Москвы с ходатайством об избрании в отношении Шурупова меры пресечения в виде содержания под стражей. Действуя по сложившейся практике в Российских судах, исходя из одной тяжести предъявленного обвинения и представленной справки ФСБ РФ о том, что Шурупов может скрыться и может противодействовать ходу предварительного расследования суд ходатайство следователя удовлетворил, Шурупову была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

 Так вот, следствию понадобился целый год, чтобы убедиться в полной непричастности Шурупова  к инкриминируемым ему 44 эпизодам контрабанды.

 Да действительно, сейчас Шурупов Андрей уже не обвиняется ни в какой контрабанде. Шурупов уже не контрабандист и не преступник. По крайней мере это следует из последней редакции обвинения предъявленного Сюсюра В.Л. 26 октября 2010 г. Сейчас Шурупов находится на свободе.

Уже сейчас с учетом изложенного и по прошествии времени совершенно очевидно, что обвинение Шурупову в совершении 44 эпизодов особо тяжкого преступления было предъявлено не обоснованно. Совершенно очевидно, что Басманный районный суд г. Москвы необоснованно избрал Шурупову меру пресечения в виде содержания под стражей, полагаясь исключительно на тяжесть предъявленного обвинения и справку ФСБ РФ, которая по смыслу УПК РФ не является доказательством, так как не соответствует требованиям закона «Об ОРД» и  УПК РФ.

Таким образом, если Шурупов не виновен в контрабанде, то под стражей его содержали незаконно.

 Уважаемый суд, стоит ли сейчас при рассмотрении вопроса о продлении срока содержания под стражей Сюсюра В.Л. повторять ошибки других судов, приведшие к незаконному содержанию под стражей Шурупова?

 Ведь для очередного продления срока содержания под стражей Сюсюра В.Л. кроме тяжести предъявленного обвинения следствие по-прежнему ничего убедительного так и не приводит. Давайте все-таки будем руководствоваться позицией Европейского суда по правам человека!  

продолжение... 

Просмотров (15282)

Отзывы посетителей

18.07.2013 МАРИНА(КЫЗЫЛ)
Молодец адвокат!!!

Написать отзыв

Имя*

Город

Текст*


Введите текст с картинки

* - отмеченные поля являются обязательными для заполнения
Сообщение будет опубликовано после проверки его модератором

Все новости