syusyura.ru
Официальный сайт пресс-центр генерала Сюсюра «Справедливость»
 

Открытое письмо В.Л. Сюсюра Президенту РФ Д.А. Медведеву

27.10.2010

 

Президенту Российской Федерации

Дмитрию Анатольевичу Медведеву

 

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

 Прошло уже более трех месяцев, как мною в Ваш адрес были направлены письма, в которых подробно изложены причины и условия моего незаконного задержания и ареста. Ответов я до настоящего времени не получил, а фальсификация материалов, грубейшие нарушения моих прав на защиту и действующего законодательства продолжаются. В своих письмах я указывал, что направлять их для проверки в СКП РФ нет смысла, так как в этом случае руководить этой проверкой будут те, кто в качестве следователей с июня 2009 года стоял у истоков открытой фальсификации материалов против меня, за что, видимо, и получили повышение по службе и возможность завершить начатое ими беззаконие.

Примерами фальсификации являются: получение в результате сделки с контрабандистами лжесвидетельских показаний от участников контрабандных перевозок Амхаза Х. от 17 июня 2009 года и Дакдука И. от 10 октября 2009 года, получение под пытками не соответствующих действительности показаний майора милиции А.И. Шурупова в ФСБ Бурятии. Сейчас оба следователя, незаконно получившие указанные лжесвидетельства, как я уже сказал, руководят следственной группой и дают для СМИ не соответствующие действительности интервью. Я не стану повторять и то, о чем уже писал Вам, а остановлюсь лишь на ключевых вопросах одной из самых, мягко говоря, некрасивых страниц в истории репрессий и фальсификаций советско-российской правоохранительной системы.

В моих обращениях к Вам, которые потерялись где-то в коридорах бюрократии, или еще хуже отправлены для проверки тем, чьими руками творится беззаконие, а также на сайте «Пресс-центр генерала Сюсюра «Справедливость» указано, что предшествовало моему аресту, приведены убедительные доказательства моей невиновности со ссылками на документы, материалы и объективные обстоятельства, которые лжеследствие по понятным причинам не желает проверить, так как это не соответствует сценарию заказчиков правового терроризма, направленного не только против меня – генерал-майора милиции, но и против основ законности, правосудия, борьбы с преступностью, что подрывает принципы национальной политики в борьбе с коррупцией.

Повторяю, что мой арест в октябре 2009 года, арест майора милиции Шурупова А.И. и отстранение от работы заместителя министра внутренних дел по Республике Бурятия полковника милиции Черных А.М., с возбуждением уголовного дела в отношении него  по совершенно надуманным основаниям, пришлись на период небывалых для МВД Бурятии успехов во всех сферах оперативно-служебной деятельности, которых добилась созданная мною команда руководителей, приглашенных из различных регионов России, без чего успех был бы невозможен.

Я не стану повторять  и то, что можно прочесть и в направленных мною в Ваш адрес письмах, и в  Интернете, об успехах, которых удалось добиться руководимым мною коллективам и Азово-Черноморского УВДТ, и МВД по Республике Бурятия, несмотря на тотальную коррупцию и нарушения законности в системе правоохранительных органов. Это пока привело только к реформированию системы МВД России, что, как я писал, без одновременного реформирования других правоохранительных органов не может привести к результату, ожидаемому обществом и государством.

Еще раз подчеркну лишь то, что за короткий период моей работы в должности министра внутренних дел по Республике Бурятия с марта 2006 года по октябрь 2009 года мне удалось сделать  то, что не удавалось никому и никогда. Повторяюсь, что о результатах беспрецедентного для МВД по Республике Бурятия укрепления  материально-технической базы и улучшения социальных условий труда и жизни сотрудников милиции подробно изложено в письмах и Интернете, а я остановлюсь только на результатах оперативно-служебной деятельности.

После назначения меня в марте 2006 года министром внутренних дел по Республике Бурятия я столкнулся с тем, о чем писали, говорили и показывали все СМИ Бурятии. А именно: с высоким уровнем коррупции в правоохранительных органах республики, в том числе и в МВД, и  в сфере разработки недр, лесной отрасли, биоресурсов озера Байкал, с губительным для населения Бурятии незаконным оборотом суррогатов спирта, который бесконтрольно ввозился и реализовывался сотнями тонн, и о десятках других проблем.

Изучение мною материалов СМИ за период до моего назначения показало, что, наряду с отмеченными недостатками, МВД было поражено высоким уровнем нарушений дисциплины, законности, рукоприкладством и пытками граждан в РОВД. Анализ причин и условий, способствовавших этому, показал, что они лежали в основном в деструктивной организации кадровой работы. Приведу лишь один пример. На коллегии по итогам первого полугодия 2006 года ко мне обратился заместитель прокурора республики Хорышев Я.Е. с неожиданной просьбой помочь прокуратуре прекратить пытки, рукоприкладство и выбивание признательных показаний в ОВД МВД по РБ. И самое главное, по его мнению, изменить философию руководства МВД – «что без нарушений законности работать нельзя».

Добиться порядка и обеспечения законности в МВД было непросто, и я вначале, как и прокуратура республики столкнулся с непониманием и нежеланием наводить порядок, даже со стороны своих заместителей. Кроме этого, 30% личного состава, как показал анализ, по медицинским, прежде всего психологическим показаниям, не соответствовало требованиям,  предъявляемым к сотрудникам ОВД, и именно эта категория сотрудников приносила практически все нарушения законности. Комплекс мер и кадровых решений в этом направлении позволили в течение трех лет снять эти проблемы полностью. Число сотрудников, «условно рекомендованных» для работы в ОВД, сократилось в 10 раз, а количество личного состава, привлекаемого к уголовной ответственности, ежегодно сокращалось на 30-40%.

Коренное изменение подходов к кадровой работе способствовало и повышению эффективности всех сфер оперативно-служебной деятельности. Как я уже писал, впервые с 1990 года нам удалось не только остановить рост преступности, уровень которой был одним из самых высоких в стране, но и с 2008 года начать ее снижение. Уровень преступности мы прогнозировали снизить к 2012 году на 50%. В течение двух лет эти прогнозы, подкреплённые комплексными  профилактическими мерами, сбывались.

Когда я сегодня слышу, что кто-то в МВД пытается отменить «палочную систему» и оценивать результаты работы  милиции исходя из мнения населения, это «новшество» вызывает у меня только ироническую улыбку. Можно изучить опыт работы МВД по Республике Бурятия за 2006-2009 годы и убедиться, что эти «нововведения» нами уже тогда были проверены на практике. За 3,5 года ни один сотрудник МВД не был наказан за снижение количественных показателей работы, (на коллегии я запретил руководителям это делать), а вот по результатам проверок коллективных жалоб населения на неудовлетворительное состояние правопорядка и нереагирование руководителей РОВД на мнения граждан я всегда выезжал в район лично, встречался с людьми, руководителями районов и поселений, сам разбирался в обстановке. Так было и в 2009 году в Мухоршибирском и Бичурском районах, а ранее и в других районах. Наряду с комплексом иных мер и решений, я укреплял руководящий состав РОВД, что неизменно способствовало улучшению правопорядка и всегда находило поддержку населения и широко освещалось в СМИ.

И даже после незаконного ареста мне больно слышать, что всего за полгода  моего отсутствия и развала руководящего звена МВД, все передовое утрачено, а по итогам первого полугодия 2010 года первый заместитель министра внутренних дел России дал МВД по Республике Бурятия отрицательную оценку. Хотя три года подряд мы были среди лучших МВД ГУВД, а по итогам 2008 года, согласно существующей системе оценки результатов работы, вошли в пятерку лучших по России.

Нам также удалось пресечь в республике деятельность межрегиональных преступных групп, ввозивших в Бурятию сотни тонн суррогатов спирта. В результате этого количество населения, умершего от отравления этим зельем, сократилось в 2008 году в два раза по сравнению с предыдущими годами, были спасены сотни жизней. На озере Байкал покончено с вооруженными бандами браконьеров численностью до 100 человек, которые, как писали в 2005 году все СМИ, близко к берегу не подпускали правоохранительные органы, убивая представителей  рыбоохраны, милиции и СМИ,  пытавшихся в одиночку противостоять вооруженным бандитам.

Но уже в 2007 году программой «Честный детектив», а тогда я еще искренне верил, что на телеканале «Россия» есть честные, независимые программы, в течение года показывался сюжет о наведении милицией Бурятии, впервые за долгие десятилетия, порядка в сфере биоресурсов Бурятии. Сюжет назывался «Якорь для омуля».

В результате активизации борьбы с преступностью в сфере лесной отрасли увеличилось более чем в два раза количество уголовных дел, возбужденных по фактам уничтожения лесных богатств России, в том числе к уголовной ответственности были привлечены коррупционеры и взяточники, а также впервые за всю историю были возбуждены уголовные дела по налоговым преступлениям в лесной отрасли, что также способствовало оздоровлению обстановки. СМИ ни разу за три года не поднимали тему бездействия милиции в борьбе с этими преступлениями, хотя до 2006 года это была самая актуальная криминальная проблема в республике.

В результате активной и эффективной работы экономического блока МВД по РБ во главе с заместителем министра Черных А.М. число выявленных преступлений экономической направленности, в том числе коррупционных тяжких и в крупном размере, также выросло в два раза. В том числе к уголовной ответственности были привлечены четыре министра правительства республики, ряд руководителей мэрии г. Улан-Удэ, готовились к реализации материалы по высокопоставленным коррупционерам. Полковником милиции Черных А.М. совместно с ДЭП МВД России были выявлены хищения на многие десятки и сотни миллионов рублей в дорожном строительстве, о чем Черных А.М. говорил в интервью на телеканале НТВ в начале 2009 года и на что уже в 2010 году в части качества дорог, обратила внимание программа «Дежурная часть», справедливо назвав дороги Бурятии одними из худших в России. Однако в 2009 году принципиальная позиция руководства МВД по Республики Бурятия по наведению порядка в дорожной сфере вызвала открытое недовольство высокопоставленных коррупционеров как в Бурятии, так и за ее пределами.

С начала 2008 года экономический блок МВД республики серьезно взялся за проверку незаконной разработки недр Бурятии. В первую очередь добычи и реализации  нефрита под контролем межрегиональных и международных преступных групп, в состав которых входили не только местные коррупционеры, но и представители других регионов, в том числе жители города  С. Петербурга,  которые открыто угрожали сотрудникам милиции и законопослушным предпринимателям своими коррупционными связями.

Тем не менее, несмотря на все трудности и угрозы, которые реализовывались коррупционерами, благодаря принципиальной позиции МВД по РБ в борьбе с коррупционерами в сфере добычи и сбыта нефрита, налоги стали платить все добывающие предприятия, хотя до 2008 года из 12 предприятий, занимавшихся разработкой и сбытом нефрита, налоги платило только одно.

Необходимо обратить внимание на тот  факт, что о высоком уровне коррупции в Республике Бурятия только в 2009 году докладывалось подробными справками в ДЭП и ДСБ МВД России.

В связи с этим мой арест и отстранение от должности заместителя министра Черных А.М, с возбуждением уголовного дела по надуманным основаниям не только оставляют много вопросов, на которые необходимо ответить, но и отвечают, кому, почему и для чего это было нужно.

Сейчас, с учетом всех обстоятельств, я уверен, что мой арест, как и отстранение от работы заместителя министра МВД по РБ Черных А.М. – это заказ заинтересованных в этом коррупционеров, с которыми мы бескомпромиссно боролись и на Кубани, и в Бурятии. Не сомневаюсь, что коррупционерами и их пособниками была продумана и вся последующая схема оговора  меня и введение в заблуждение Вас, возможно, директора ФСБ, руководителя СКП РФ и общественного мнения.

Напомню ключевые моменты, которые являются абсолютными доказательствами фальсификации материалов против меня и того, что я не только не причастен к контрабанде, но и активно ей противостоял.

Прежде всего, хочу заявить, что если в день третьей годовщины своего образования, 5 сентября 2010 года, в эфире в программе «Дежурная часть» на телеканале «Россия», СКП РФ позволяет хвалиться заведомо сфальсифицированным уголовным делом в отношении генерала милиции, точно зная при этом, что я ни в чем не виновен, указывает на то, что в системе уже есть очень серьезные проблемы, несмотря на то, что ей всего три года. Дешевая «утка» о том, что я задержан, несмотря на связи и возможности, не выдерживает критики хотя бы  потому, что если бы у меня были  эти самые связи, то меня не убрали бы с Кубани в Сибирь именно в тот период, когда Азово-Черноморское УВДТ было единственной правоохранительной структурой, противостоящей контрабандистам и их пособникам. Сразу после моего назначения в марте 2006 года в Бурятию интенсивность контрабандных перевозок через аэропорт Сочи увеличилась, как мне стало известно в августе текущего года после ознакомления с приговором Краснодарского краевого суда от 27.08.2008 года по данной контрабанде, не в два раза, как я считал раньше, а примерно в пятьдесят раз. Также несостоятельно и только в целях обмана общественного мнения в этой передаче выбрасывается ложное предположение о том, что мое задержание якобы указывает на то, что неприкасаемых руководителей в стране нет. Это высказывание надумано с точностью до наоборот и рассчитано на обывателя, готового в период серьезных антимилицейских  настроений легко поверить в то, что если задержали генерала милиции, то он  должен быть обязательно виновен. Однако именно отстранение меня в марте 2006 года от должности начальника Азово-Черноморского УВДТ в результате  дезинформирования  руководства МВД России, а затем мой арест в октябре 2009 года, (уводя при этом от ответственности под различными предлогами тех, кто стоял у истоков организации контрабандных перевозок, покровительствовал контрабандистам и не позволил транспортной милиции еще в 2001 году привлечь к уголовной ответственности организаторов контрабанды, укрывал от руководства АЧ УВДТ информацию о контрабанде), как раз и доказывают, что вместо неприкасаемых коррупционеров незаконно, путем оговоров  и фальсификаций нейтрализован генерал милиции, который с этой неприкасаемой преступной кастой боролся на Кубани и в Бурятии.

Столкнувшись именно с тем, что для отдельных руководителей СКП РФ нарушения законности, фальсификация, обман руководства страны и общественного мнения является нормой, я постараюсь внести свою лепту в наведение порядка в этом ведомстве до того, как руководство России, а это будет обязательно, придет к выводу о необходимости его реформирования.

Сейчас я подал иск в суд о защите чести и достоинства, нарушении принципа презумпции невиновности моих прав на защиту, введение в заблуждение руководства России и общественного мнения, давления на суд, которое допущено СКП РФ в программе «Дежурная часть» на телеканале «Россия» 5 сентября 2010 года, а также ранее в этой же программе. Иск о возмещении морального вреда будет равен 50 миллионам рублей, сумме, которую СКП РФ обозначил в одной из телепрограмм, как сумму причиненного ущерба. Причем половину взысканной с Ответчика суммы я планирую направить в АРМАВИРСКИЙ ДОМ - ИНТЕРНАТ ДЛЯ УМСТВЕННО ОТСТАЛЫХ ДЕТЕЙ, а оставшуюся  половину в виде добровольного пожертвования факультету журналистики МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМЕНИ М.В.ЛОМОНОСОВА для подготовки независимых и честных представителей средств массовой информации.

Я  уже писал, что еще 17 октября 2009 года в г. Улан-Удэ руководителями службы собственной безопасности ФСБ России мне было предложено сознаться в преступлении, которого я не совершал, со ссылкой на то, что все решения по моей дальнейшей судьбе руководством страны уже приняты. Мои аргументированные доводы о причинах и условиях контрабандных перевозок через аэропорты Кубани членами следственно-оперативной группы отвергались, мне постоянно напоминали, что все решения уже приняты и мои доводы во внимание никто принимать не будет.

Следующим этапом грубейшего нарушения законности после моего задержания было проведение в нарушение требований УПК РФ обыска по месту моего жительства в г. Улан-Удэ, без моего участия и участия членов моей семьи, хотя у следствия для этого были все возможности. Однако, вместо исполнения закона, УФСБ России по Республике Бурятия была сфабрикована оперативная информация, основанная на сплетнях, которая отменить требования закона не могла.

18 октября 2009 года при перелете из Улан-Удэ в Москву, учитывая, что я разместился в бизнес-классе самолета вместе с двумя руководителями УСБ ФСБ России и имел возможность свободного перемещения по салону и общения с пассажирами, мне удалось во время отдыха оперативных работников и следователей переговорить с майором милиции Шуруповым А.И., который был задержан по подозрению в этой же контрабанде. У Шурупова был вид физически и морально раздавленного человека до такой степени, что трудно было поверить, во что превратили за одну ночь старшего офицера милиции. С Шуруповым я общался в присутствии других пассажиров, и он с трудом сообщил мне, что его избивали, пытали током и утоплением, угрожали 20-ью годами тюрьмы, требуя показаний о получении им денег от контрабандистов и встреч с ними. Также Шурупов сообщил мне, что он не выдержал пыток и сообщил не соответствующие действительности сведения, в обмен на обещания, что если он подтвердит эти показания, то его освободят от уголовной ответственности.

Вернувшись после разговора с Шуруповым в бизнес-класс, я с возмущением сообщил руководителям ФСБ России о пытках, которым подвергли майора милиции. Однако они попытались объяснить это тем, что якобы при обыске у Шурупупова была изъята большая сумма денег, и он в связи с этим оправдывается. Я, конечно же, в это не поверил, так как хорошо знал, насколько бедно жил Шурупов, который не имел возможности перевозить семью из Краснодарского края в Улан-Удэ, а зимой не мог позволить себе даже купить шапку.

Именно в этот момент я окончательно понял, что ни о каком объективном расследовании не может быть и речи, что в дальнейшем и подтвердилось. В течение шести месяцев следствие под любым предлогом уклонялось от предоставления мне предусмотренной законом возможности дать показания по надуманным следствием обвинениям, так как оно понимало, что объективные проверки этих показаний подтвердят мою полную невиновность, а это не входило в планы сценаристов лжеследствия. И только объявленная мною 26 апреля 2010 года голодовка, которая продолжалась 8 дней, заставила лжеследствие предоставить мне возможность в течение месяца дать важнейшие для расследования уголовного дела показания, без проверок которых установить истину по делу невозможно.

Однако учитывая, что следствием руководят те, кто стоял у истоков фальсификации уголовного дела, мои показания не проверяются, а обвинение продолжает строиться исключительно на лжесвидетельствах заинтересованных в этом контрабандистов и их пособников.

Следствием отклонены десятки ходатайств моей защиты, без удовлетворения которых невозможно даже вести речь об установлении истины по делу. Причем отказывается в ходатайствах цинично и неприкрыто, необоснованно, когда следователи с насмешкой, будучи уверенными в своей безнаказанности, говорят, что подавать ходатайства бесполезно и по всем будет отказано под копирку. И действительно, так и происходит, когда следователь, не имеющий опыта работы, рассматривает и отказывает в двадцати ходатайствах в день, каждое из которых требует к себе серьезнейшего отношения и глубокой проверки. А руководитель следственной группы, который допрашивал одного из основных лжесвидетелей-контрабандистов, месяцами не дает ответа не только на ходатайства, но и на жалобы о необъективном их рассмотрении.

В очередной раз заявляю и требую отвода от руководства и расследования данного уголовного дела следователей Крамаренко, Воробьева и Миниахметова, которые вольно или невольно стояли у истоков его фальсификации и сегодня ни при каких обстоятельствах не смогут его объективно расследовать, так как думают только о том, как скрыть допущенные грубейшие нарушения законности.

Приведу лишь несколько примеров необоснованных отказов по нашим ходатайствам на имя руководителя следственной группы. Так, несмотря на то, что следствие предъявляет мне абсурдное обвинение в запрещении подчиненным заниматься оперативной работой, нам отказывают в ходатайстве о проверке дел оперативного учета. Хотя даже дилетанту понятно, что без этого невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть надуманное обвинение, причем, на мой взгляд, следствие для проверки должно привлечь специалистов МВД России. Также, несмотря на то что следствие только на основе лжесвидетельств заинтересованных в этом контрабандистов и их пособников делает вывод о том, что сотрудникам ЛОВД в аэропорту Сочи запрещалось пресекать контрабанду, отклоняются наши ходатайства о проверке всей служебной документации за этот период, включая приказы, указания, решения оперативных совещаний, как АЧ УВДТ, так и Сочинского ЛУВДТ, без чего подтвердить или опровергнуть и это абсурдное обвинение невозможно.

К сожалению, история советско-российского судопроизводства говорит о том, что на всех этапах развития нашего государства мнение и указание «сверху» довлели над Конституцией и Законом. И даже в конце первого десятилетия 21-го века, когда мы стремимся стать правовым государством,  отдельные карьеристы, прикрываясь «указаниями» и «контролем» сверху, доказывают, что дело Ежова и Берии живет и побеждает. Заметьте, что это говорит не гражданский человек, а генерал милиции, кандидат юридических наук, который 35 лет боролся с преступностью, обеспечивая правопорядок и безопасность. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы абсолютно правильно указали на коллегии МВД России 18 февраля 2010 года на необходимость повышения ответственности за неисполнение правомерных приказов, а на коллегии Прокуратуры РФ 4 апреля 2010 года обратили внимание на необходимость усиления контроля за регистрацией преступлений.

К сожалению, эти требования напрочь отвергаются руководителями следственной группы. Если бы следствие удовлетворило наши ходатайства об исследовании официальных документов, то только проверка решений оперативных совещаний АЧ УВДТ и Сочинского ЛУВДТ за 2004-2005 годы по итогам работы показала бы, что я в приказном порядке требовал от начальника криминальной милиции, начальников БЭП, ОРЧ и ОСБ АЧ УВДТ  и начальников ЛУВДТ и ЛОВД – активизации работы по выявлению преступлений экономической направленности, в том числе в сфере внешнеэкономической деятельности и контрабанды, выявлению организованных преступных групп, постоянного контроля за повышением эффективности агентурно-оперативной работы, проведения антитеррористических мероприятий во взаимодействии с УФСБ России по Краснодарскому краю в аэропортах, постоянного контроля за регистрацией преступлений.

За невыполнение и нарушения этих и других требований были освобождены от занимаемых должностей в период  2004-2006 годов целый ряд руководителей, в том числе 8 руководителей Сочинского ЛУВДТ наказаны в дисциплинарном порядке, начальник БЭП и начальник ОРЧ АЧ УВДт  «К» и «А», начальник БЭП Сочинского ЛУВДТ  «Д», начальник ЛОВД  в аэропорту Краснодар «А» и целый ряд других руководителей.

В то же время решения оперативных совещаний при начальнике Сочинского ЛУВДТ  «С»  за этот же период подтверждают, что «С» обеспечивал укрытие контрабанды от регистрации и на управленческом уровне. С начала 2004 года, на протяжении двух лет, в решениях оперативных совещаний Сочинского ЛУВДТ, в нарушение требований АЧ УВДТ, не запланировано ни одного мероприятия по организации борьбы с контрабандой в аэропорту Сочи, не запланированы мероприятия по выявлению организованных преступных групп, активизации агентурно-оперативной работы, контролю за регистрацией преступлений и передачи информации в АЧ УВДТ. Нет сомнения, что требования по организации борьбы с преступностью, заложенные мною в решениях оперативных совещаний АЧ УВДТ, не выполнялись «С» умышленно, так как их включение в решения оперативных совещаний СЛ УВДТ не позволило бы укрывать контрабандные перевозки. На невыполнение "С" требований, приказов МВД России, решений АЧ УВДТ и неудовлетворительную организацию оперативно-служебной деятельности в Сочинском ЛУВДТ было обращено внимание при проведении проверок в декабре 2004 года Департаментом ДОПТ, а в 2005 году ОИД МВД России, по результатам которых «С» был освобожден от занимаемой должности. Абсолютно очевидно, что отказ следствия от проверки этих фактов говорит только о стремлении следствия увести «С» и его пособников от уголовной ответственности.

Даже если «С» после освобождения его от должности начальника Сочинского ЛУВД и сообщил о контрабанде правоохранительным органам, то это было сделано им только по причине того, что его оторвали от контрабандной кормушки, которой он пользовался 3 года и укрывал ее с использованием служебного положения. И это совсем не тот случай, когда следствие может освободить «С» от уголовной ответственности. Напротив, это тот случай, когда следствие не имеет законного права закрывать глаза на официальные документы и материалы, которые доказывают мою активную роль в борьбе с преступностью и разоблачают «С», «Г» и «П», как пособников контрабандистов.

Проверка следствием только решений оперативных совещаний АЧ УВДТ и Сочинского ЛУВДТ, не говоря уже о делах оперативных учетов и материалов ОСБ, достоверно докажет, что все мои решения были направлены на пресечение контрабанды и других преступлений, а решения "С" – на сокрытие контрабанды. Повторяю  - это выводы, сделанные на основании требований Приказов МВД России и результатов проверок оперативно-служебной деятельности Сочинского ЛУВДТ департаментами ДОПТ и ОИД МВД России, соответственно в 2004 и 2005 годах.

Прошу Вас, в установленном законом порядке, добиться исполнения следствием закона в части полноты исследования всех обстоятельств уголовного дела и проверить, в том числе и материалы оперативных совещаний АЧ УВДТ – 6 ку от 22.04.2004 г., 7 ку – 22.07.2004 г., 10 ку от 26.10.2004 г., 1 ку от 25.01.2005 г., 9 ку от 29.04.2005 г., 13 ку от 30.07.2005 г., 19 ку от 29.10.2005 г., 1 ку от 23.01.2006 г.; Приказы АЧ УВД № 127 л/с от 22.04.2004 г., № 191 л/с от 17.06.2004 г.; Решения оперативных совещаний Сочинского ЛУВДТ от 09.04.2004 г., от 15.07.2004 г., от 15.10.2004 г., от 14.01.2005 года и других.

Одновременно с проверкой указанных и других  официальных документов следствие обязано учитывать, что именно в период 2004-2005 годов по моей инициативе с задействованием всех служб аппарата АЧ УВДТ, службы собственной безопасности МВД России проводились проверки Сочинского ЛУВДТ и ЛОВД в аэропорту г. Сочи. По результатам данных проверок были освобождены от занимаемых должностей практически все руководители этих подразделений, которые сегодня лжесвидетельствуют по уголовному делу, что доказывает невозможность моих с ними неделовых отношений в тот период. Следствие не имеет права не учитывать и тот факт, что я был единственным руководителем правоохранительных органов Кубани и Адыгеи, по команде которого еще в декабре 2000 года в аэропорту Краснодар была задержана контрабанда из Сирии, перевозимая именно этой преступной группой. По возбужденному уголовному делу транспортной милицией проводилось расследование и только в результате неправомерных действий ФСБ и Прокуратуры, которые покровительствовали контрабандистам, данные контрабандные перевозки не были пресечены еще тогда.  Это и многое другое я подробно и аргументированно обосновал в своих показаниях, от проверки которых незаконно уклоняется следствие.

Но кроме аргументов, приведенных мною в показаниях, данных после объявления голодовки, в настоящее время я располагаю и другими дополнительными объективными доказательствами своей невиновности. Так, в своих показаниях, данных 28 мая 2008 года в посольстве России в Сирии организатор контрабандных перевозок "М", давая с его слов «правдивые и искренние показания по всем интересующим следствие обстоятельствам преступления, включая новые обстоятельства», полностью подтверждает данные мною показания и опровергает показания лжесвидетелей Амхаза Х., Дакдука И., и ряда других, данных ими уже в период, когда в июне 2009 года началось лжеследствие. Так, Муссауи твердо утверждает о том, что контрабандные перевозки стали возможны только благодаря покровительству руководителей УФСБ, а также называет правоохранительные органы и руководителей, с которыми он лично решал вопросы контрабандных перевозок и кому платил деньги Муссауи Х. Также в этих показаниях он подтверждает тот факт, что со мною лично незнаком и информация обо мне ему известна только со слов третьего лица, которому контрабандисты не доверяли и которого в свою очередь мошенническим путем вводил в заблуждение подполковник милиции «А», который был уволен из органов внутренних дел, после того как в январе 2006 года ко мне обратился с жалобой гражданин на его противоправные действия. Именно эти обстоятельства, которые лжеследствие может изменить только путем дальнейшей фальсификации, и заставило их выбивать лжесвидетельства под пытками и путем незаконных сделок с контрабандистами и их пособниками. С учетом того, что показания организаторов контрабанды Муссауи Х., данные им до начала фальсификации, являются доказательством моей невиновности, создают проблему лжеследствию, не исключено, что будут предприняты и дополнительные меры по фальсификации, вплоть до изменений показаний Муссауи на лжесвидетельства.

 В своих показаниях, данных в период апреля-мая 2010 года, я указал, что совершенно абсурдным является утверждение контрабандиста-лжесвидетеля Амхаза Х, данное им в показаниях от 17 июня 2009 года, о том, что начальник АЧ УВДТ Сюсюра В.Л. лично знаком с министром внутренних дел России Нургалиевым Р.Г. и через его связи может решить любую проблему с правоохранительными органами России. Я указал следствию, что допускать возможность того,  что министр внутренних дел России будет решать проблемы контрабандистов адекватный человек не может, и предложил направить Амхаза Х. на психиатрическую экспертизу.

        Показания осужденных по указанному приговору Краснодарского краевого суда также подтверждают мои показания о том, что после задержания по моему указанию контрабанды из Сирии в декабре 2000 года в аэропорту Краснодар, Муссауи Х., не сумев через СЭБ УФСБ России по Краснодарскому краю заставить меня прекратить уголовное дело, вынужден был убрать контрабандные перевозки из Краснодара в Сочи, что подтверждается показаниями руководителя таможни в а/п Сочи Колганова от 02.07.07 года, сотрудника таможни Петросяна от 19 и 27.06.07г., сотрудника таможни Ушакова от 21 и 27.06.07 года. Из показаний указанных сотрудников таможни, а также начальника службы авиационной безопасности а/п Сочи Ковылова от 13.02.07 года и 15.06.07года, а также контрабандистов Амхаза Х.  от 17 и 20.03.07 года и Хури от 20.03.07года достоверно видно, о чем я уже указывал в своих показаниях, что с 2000 года по 2005год имели место лишь единичные факты контрабанды, которая со второй половины 2005 года стала развиваться и лишь с 2006 года приобрела интенсивный характер. В связи с этим я обращаю внимание на тот факт, что в сентябре 2005 года мне было официально предложено перейти работать в другой регион, а с марта 2006 года я уже работал в Бурятии. И уже в мое отсутствие интенсивность контрабанды по сравнению с 2005 годом увеличилась в десятки раз.

Все эти очевидные факты, уважаемый Дмитрий Анатольевич, подтверждающие, что принимаемые мною в 2000-2005 годах меры по наведению порядка, а также проводимые по моей  инициативе силами МВД России проверки Сочинского ЛУВДТ и отстранение от занимаемых должностей именно в этот период восьми руководителей-пособников контрабандистов, являлись серьезным сдерживающим фактором для контрабандистов. Но следствие неправомерно на эти факты не обращает внимания.

Следствие, понимая, что уголовное дело в отношении меня шито «белыми нитками» из лжесвидетельств заинтересованных в этом контрабандистов и их пособников, которых я в период 2000-2005годов привлекал к уголовной ответственности, освобождал от занимаемых должностей и наказывал за самоустранение от борьбы с экономическими преступлениями, а моя невиновность доказана всей совокупностью документально подтвержденных фактов и обстоятельств, включая не только свидетельские показания, но и решения оперативных совещаний, приказы, указания, распоряжения, планы мероприятий, дела оперативных учетов, материалы служебных проверок, служебную переписку с МВД РФ, УФСБ, Прокуратурой, Таможней, ГУВД КК и другими структурами, стало искать и другие запасные варианты, которые могли бы оправдать мой незаконный арест. Кроме несерьезных оснований для отстранения от занимаемой должности заместителя министра по борьбе с экономическими преступлениями МВД по Республике Бурятия полковника милиции Черныха А.М., сценаристы лжеследствия стали искать хоть какие-то зацепки в Бурятии и по мне.

 

Так, 12 октября 2010 года перед началом следственных действий по ознакомлению меня с заключением товароведческой экспертизы, которое следствие растянуло на полгода, на телефон следователя Доманина С.В. поступил звонок, и он записал вопросы, которые выдал мне за отдельное поручение из СУ СКП РФ по Республике Бурятия. Эти вопросы, касающиеся финансово-хозяйственной деятельности МВД по РБ, были не только надуманны, но и безграмотны. Мне пришлось не только отвечать на вопросы, объясняя установленный в МВД порядок подготовки финансово-хозяйственных документов, их правовой экспертизы, проверок и доклада министру на утверждение, но и объяснять следователю, что вопрос о том, почему в МВД Бурятии были введены штатные единицы, финансируемые из федерального бюджета, сформулирован безграмотно. С чем следователь согласился.

В то же время, уважаемый Дмитрий Анатольевич, в СКП РФ до настоящего времени не нашлось следователя, который бы мог положить перед собою три протокола допроса контрабандиста Амхаза, которого до начала фальсификации допрашивал 20 ноября 2006 года  следователь Горяйнов, 3 июля 2007 года следователь Рахматуллин, а 17 июня 2009 года  (первый день начала официальной фальсификации) нынешний руководитель СО СУ СКП РФ по Краснодарскому краю Крамаренко и дать им оценку. Наряду с деяниями других взаимоисключающих, противоречивых и даже абсурдных утверждений Амхаза в показаниях от 17.06.2009 года, когда он уже использовался в качестве лжесвидетеля под диктовку «сценаристов» лжеследствия пишет, что в конце 2005 года вместе с Муссауи Х. встречался со мною, а затем, в том числе и в 2006 году, неоднократно был свидетелем моих встреч с Муссауи Х. и даже помнит, о чем я неоднократно якобы в 2006 году говорил с Муссауи. Это лжесвидетельство противоречит не только показаниям Муссауи Х., но и самого Амхаза Х., которые он давал в 2006 и 2007 годах и чего не замечать может только слепоглухонемой или участник фальсификации.

  продолжение....

Просмотров (3438)

Отзывы посетителей

Отзывов пока нет

Написать отзыв

Имя*

Город

Текст*


Введите текст с картинки

* - отмеченные поля являются обязательными для заполнения
Сообщение будет опубликовано после проверки его модератором

Все новости